Ветвь языков: Индоевропейские языки — Википедия – Языковая систематика — Википедия

12Июн - Автор: admin - 0 - Рубрика Разное

Содержание

Индоевропейские языки — Википедия

Индоевропейские языки
Таксон семья
Прародина Satem and kentum languages map in Eurasia.pngиндоевропейские ареалы Кентум (синий) и Сатем (красный). Предполагаемая исходная область сатемизации показана ярко-красным цветом
Ареал весь мир
Число носителей 2,7 млрд[1]
Категория Языки Евразии
Ностратическая макросемья (гипотеза)
албанский язык, анатолийские, армянский язык, балтославянские, германские, греческие, индоиранские, италийские, кельтские, палеобалканские, тохарские
Время разделения V — VI тыс. лет назад
ГОСТ 7.75–97 ино 208
ISO 639-2 ine
ISO 639-5 ine

Индоевропе́йские языки́ — самая распространённая в мире языковая семья[2]. Представлена на всех обитаемых континентах Земли, число носителей превышает 2,5 млрд. Согласно воззрениям некоторых современных языковедов, является частью макросемьи ностратических языков[3].

Термин индоевропейские языки (англ. Indo-European languages) был впервые введён английским учёным Томасом Юнгом в 1813 году[4]. В немецкоязычной литературе чаще используется термин индогерманские языки (нем. indogermanische Sprachen). Иногда ранее индоевропейские языки назывались «арийскими», однако в настоящее время этим термином называется подсемья индоевропейских языков, включающая нуристанскую ветвь и индоиранские языки.

Языки индоевропейской семьи происходят от единого праиндоевропейского языка, носители которого жили, вероятно, порядка 5—6 тыс. лет назад. Существует несколько гипотез о месте зарождения праиндоевропейского языка (в частности, называют такие регионы, как Восточная Европа, Передняя Азия, степные территории на стыке Европы и Азии). С большой вероятностью археологической культурой древних индоевропейцев (или одной из их ветвей) можно считать так называемую «ямную культуру», носители которой в III тыс. до н. э. обитали на востоке современной Украины и юге России. Эту гипотезу подтверждают генетические исследования, которые указывают, что источником как минимум части из индоевропейских языков в Западной и Центральной Европе послужила массивная волна миграции носителей ямной культуры с территории причерноморских и поволжских степей приблизительно 4500 лет назад

[5].

В свою очередь, праиндоевропейский язык, согласно гипотезе Х. Педерсена, развитой В. М. Илличем-Свитычем и С. А. Старостиным, входит в ностратическую макросемью языков, среди которой особо сближается с картвельскими языками, имеющими, подобно ему, аблаут

[6]. Данная позиция, однако, была подвергнута критике различными специалистами, считается весьма спорной и её выводы не принимаются многими индоевропеистами и компаративистами, которые рассматривают теорию ностратических языков либо как, в худшем случае, полностью ошибочную или как, в лучшем случае, просто неубедительную[7][8][9].

Satem and kentum languages map in Eurasia.png

Гипотеза о двух прародинах для индоевропейцев на территории Армянского нагорья и в степях Восточной Европы была сформулирована Миллером ещё в 1873 году на основании близости индоевропейского праязыка с семито-хамитскими и кавказскими языками.

В 1934 году профессор Эмиль Форрер из Швейцарии высказал мнение, что индоевропейский язык образовался в результате скрещивания двух неродственных языков[10]. Н. С. Трубецкой, К. К. Уленбек, О. С. Широков и Б. В. Горнунг предполагают, что это скрещивание происходило между языком уральско-алтайского типа и языком типа кавказско-семитского[11].

Работы Т. В. Гамкрелидзе и В. В. Иванова, вышедшие в 1980—1981 годах, развили мысль о двух прародинах на новом научном уровне. Многолетняя работа авторов завершилась изданием обобщающего исследования, посвященного языку, культуре и прародине индоевропейцев (Гамкрелидзе, Иванов, 1984). В них аргументировалась мысль об общей индоевропейской прародине на территории Армянского нагорья и прилегающих к нему регионах и вторичной прародине западных индоевропейцев в черноморско-каспийских степях.

Согласно гипотезе Т. В. Гамкрелидзе и В. В. Иванова ранее всего из индоевропейской общности выделился анатолийский праязык. Произошло это не позднее IV тыс. до н. э. где-то в районе Армянского нагорья. Отсюда предки анатолийцев начали движение на запад. Дальнейшему разделению индоевропейской общности предшествовало её членение на группы диалектов. В одну из таких групп входили предки италийских, кельтских и тохарских языков, во вторую — предки арийского, армянского и греческого языков, а также балтийского, славянского и германского. Потом вторая группа распалась ещё на две группы, в одну из которых вошли арийский, армянский и греческий праязыки, а во вторую — германский, балтийский и славянский праязыки. Затем, через лингвистически ощутимое время, из индоевропейской общности выделился тохарский праязык, носители которого двинулись на Восток и по прошествии определённого времени достигли Таримской впадины, где были впоследствии зафиксированы письменными источниками. Примерно тогда же отделился и греческий праязык, носители которого, двигаясь на запад, достигли Эгеиды и заселили Грецию. Носители арийского праязыка двинулись на восток и заселили степи Евразии, но, возможно, часть ариев двигалась в степи через Кавказ. Предки италийских, кельтских, славянских, германских и балтийских языков, т. н. древнеевропейцы, двигаясь восточнее Каспия, расселились в степи, образовав там ямную культуру. Затем произошла экспансия носителей ямной культуры в лесную зону Европы и индоевропеизация Европы, как это и предполагает гипотеза Гимбутас. Армяне же были единственным народом, который далеко от индоевропейской прародины не уходил, а, совершив ряд коротких миграций, впоследствии вновь заселил Армянское нагорье.

Индоевропейские миграции должны рассматриваться не как тотальная этническая «экспансия», но как движение в первую очередь самих индоевропейских диалектов вместе с определённой частью населения, наслаивающегося на различные этносы и передающего им свой язык. Последнее положение показывает несостоятельность гипотез, опирающихся в первую очередь на антропологические критерии при этнолингвистической атрибуции археологических культур.

Индоевропейская семья включает в себя албанский, армянский языки, а также славянскую, балтийскую, германскую, кельтскую, италийскую, романскую, иллирийскую, греческую, анатолийскую (хетто-лувийскую), иранскую, дардскую, индоарийскую, нуристанскую и тохарскую языковые группы. При этом италийская (если романские не считать италийскими), иллирийская, анатолийская и тохарская группы представлены лишь мёртвыми языками.

Подробный список индоевропейских языков[править | править код]

Satem and kentum languages map in Eurasia.png
Индоевропейская языковая семья. Слева — кентумные языки, справа — сатемные. Красным отмечены мёртвые языки. Satem and kentum languages map in Eurasia.png Индоевропейские языки в Европе.

Примечание: знаком † обозначена мёртвая языковая ветвь или мёртвый язык

Арийская ветвь[править | править код]

Нуристанская подветвь[править | править код]
Нуристанская группа[править | править код]
  • Южно-кафирская подгруппа
  • Северо-кафирская подгруппа
Индоиранская подветвь[править | править код]
Индоарийская группа[править | править код]
Satem and kentum languages map in Eurasia.png
     Страны, в которых большинство людей говорят на индоевропейских языках      Страны, в которых индоевропейские языки имеют официальный статус, составляя меньшинство      Страны, в которых значительные языковые меньшинства говорят на индоевропейских языках, не имеющих официального статуса
  • Островная подгруппа
  • Материковая подгруппа
    • Центральный кластер
    • Восточный кластер
    • Северо-западный кластер
Дардская группа[править | править код]
Иранская группа[править | править код]
Северо-восточно-иранские
Юго-восточно-иранские
Северо-западно-иранские
Юго-западно-иранские

Греко-фригийско-армянская ветвь[править | править код]

Фригийская группа †[править | править код]
Армянская группа[править | править код]
Греческая группа[править | править код]
Парацыганские языки на греческой основе[править | править код]

Палеобалканские языки[править | править код]

Внутри палеобалканских языков прослеживаются родственные группы, но объединение всех данных языков в единую ветвь представляется спорным; сходство лексики могло быть приобретённым.

Иллирийская группа[править | править код]
Иллирийско-Албанская группа[править | править код]
Фракийская группа †[править | править код]

Балто-славянская ветвь[править | править код]

Славянская группа[править | править код]
Парацыганские языки на славянской основе[править | править код]
Балтийская группа[править | править код]
  • Восточная подгруппа
  • Западная подгруппа
  • Днепровско-окская подгруппа

Германская ветвь[править | править код]

Западногерманская группа[править | править код]
Англо-фризская подгруппа[править | править код]

Фризский кластер

Английский кластер

Германский кластер[править | править код]
Южногерманская подгруппа[править | править код]
  • Нижненемецкая подгруппа
  • Верхненемецкая подгруппа
Северогерманская (скандинавская) группа[править | править код]
  • Островная подгруппа (исторически относится к западноскандинавским языкам)
  • Континентальная подгруппа
    • Западноскандинавские языки
    • Восточноскандинавские языки
Восточногерманская группа †[править | править код]
Креольские языки на германской основе[править

Языковая систематика — Википедия

Карта языков мира (Часть I). Источник:[1].

Языкова́я система́тика — вспомогательная дисциплина, помогающая упорядочивать изучаемые лингвистикой объекты — языки, диалекты и группы языков. Результат такого упорядочивания также называется систематикой языков.

В основе систематики языков лежит генетическая классификация языков: эволюционно-генетическая группировка является естественной, а не искусственной, она достаточно объективна и устойчива (в отличие от зачастую быстро меняющейся ареальной принадлежности). Целью языковой систематики является создание единой стройной системы языков мира на основе выделения системы лингвистических таксономических уровней и соответствующих названий, выстроенных по определённым правилам (лингвистическая номенклатура). Термины «систематика» и «таксономия» часто используют как синонимы.

Для языковой систематики характерны следующие принципы:

  • Единая иерархически организованная система.
  • Единая система таксономических уровней (рангов).
  • Единая система номинации.

Единство всей системы и сравнимость единиц одного уровня должны обеспечиваться общими критериями для отнесения объектов к тому или иному уровню. Это касается как верхних уровней (семьи и группы), так и нижних (языки и диалекты). В единой систематике критерии для отнесения объектов к одному уровню должны отвечать следующим требованиям: применимость к любому объекту и непротиворечивость (или однозначность) отнесения объекта к определённому классу.

Единая система таксономических уровней (рангов). Стройной системе таксонов и рангов в биологии лингвисты могут только позавидовать. Хотя и в лингвистике существует немало терминов для разных таксономических уровней (семья, группа, ветвь, иногда фила, филум, сток), но их использование очень сильно варьирует от автора, языка описания и конкретной ситуации. В рамках систематики эти таксономические уровни упорядочиваются и употребляются согласно определённым правилам.

Единая система номинации. В отличие от биологии, где существует стройная система номинации на латинском языке с использованием бинарного названия для базовой единицы, в лингвистике ничего подобного нет и едва ли может возникнуть. Поэтому, главное, что может сделать систематика — это, во-первых, упорядочить названия языков в языке описания, выбрав для каждого идиома и группы идиомов основное название; во-вторых, в качестве дополнительного средства для однозначного обозначения языков независимо от языка описания — указывать для каждого его самоназвание.

Использование данных лексикостатистики. Для определения уровня таксонов в существующей классификации (или для построения классификации, там где её ещё нет) и отнесения объекта к определённому уровню используется критерий сохранения базовой лексики; причём не только для построения верхних уровней классификации (что тривиально), но и для разграничения отдельных идиомов. Процент совпадений считается от стандартного 100-словного списка Сводеша. Акцент намеренно делается на проценте совпадений (хотя время распада может приводиться для справки), поскольку в этом вопросе среди компаративистов не наблюдается единодушия, а для построения систематики языков вполне достаточно относительного процента совпадений, а не абсолютного времени распада.

Основными верхними таксономическими уровнями систематики являются: семья, ветвь, группа. При необходимости число уровней может увеличиваться за счёт прибавления приставок над- и под-; например: подсемья, надгруппа. Окказионально может также использоваться термин зона, часто для обозначения не генетических, а скорее ареальных или парафилетических группировок, см. например, классификацию языков банту или австронезийских языков.

Семья — базовый уровень, на котором основывается вся систематика. Семья — это группа определённо, но достаточно далеко родственных языков, которые имеют не меньше 15 процентов совпадений в базовом списке (стословный вариант списка Сводеша). В качестве примеров см. список семей Евразии или обзор семей Африки.

Для каждой семьи список ветвей, групп и т. д. определяется с учётом традиционно выделяемых группировок, степенью близости их между собой и временем распада на составляющие. При этом ветви и группы разных семей не обязаны быть одного уровня глубины, важен лишь их относительный порядок внутри одной семьи.

Например, для индоевропейской семьи можно выделить следующий набор ветвей: анатолийская, тохарская, кельтская, балто-славянская, индоиранская, германская, италийско-романская, греко-македонская, армянская, албанская и ряд древних языков, условно объединяемых в палеобалканскую зону.

В таблице приведены примеры построения систематики со строгим использованием таксономических уровней. Если для индоевропейских языков некоторые уровни можно пропустить, то для известных своей разветвлённостью австронезийских их даже не хватает.

Критерии выделения. При формализации таксономических уровней нижних уровней (то есть язык и диалект) добавляются проблемы иного рода, помимо чисто классификационных. Уже само использование критерия структурной близости для выделения отдельных языков и диалектов может встретить немало возражений. Многие лингвисты уже привыкли к тому, что понятия «язык» и «диалект» слишком расплывчаты и их разграничение относится скорее к ведению социолингвистики. Однако для нужд систематики требуется однозначное и универсальное определение языка и диалекта. Для этого критерии для отнесения идиомов к одному или разным языкам должны отвечать тем же требованиям: применимость к любому объекту (универсальность) и непротиворечивость (или однозначность) отнесения объекта к определённому классу. Очевидно, что с помощью социолингвистических критериев однозначно систематизировать все языки не получится (см. подробнее в статье Язык или диалект).

Поэтому, в языковой систематике используется шкала с четырьмя уровнями близости: язык — наречие — диалект — говор, разработанная на эмпирической основе[2].

Согласно этой шкале, если у двух идиомов процент совпадений в 100-словном базовом списке < 89 (что соответствует времени распада, по формуле Сводеша-Старостина, > 1100 лет назад), то идиомы являются разными языками. Если процент совпадений > 97 (время распада < 560 лет), то идиомы являются диалектами одного языка. Для оставшегося же интервала (89-97) предложен промежуточный уровень очень близких языков / отдаленных диалектов, в качестве названия для которого используется термин «наречие» в тех случаях, когда соответствующий идиом традиционно рассматривается как компонент другого языка. Когда же такой идиом принято считать отдельным языком, за ним сохраняется таксономический уровень «язык», а объединение, куда он входит и соответствующее по степени близости единому языку, называется «кластером».

Наглядно употребление уровней нижних уровней проиллюстрировано в таблице. При этом часто бывает так, что один или несколько идиомов в одном кластере принято считать языками, а другие — нет, хотя они находятся на одинаковом уровне взаимопонятности / структурной близости. В качестве примера можно привести вайнахский кластер, включающий чеченский, ингушский языки и аккинско-орстхойское наречие.

Употребление таксонов нижних уровней (для «языков и диалектов»)

уровни

примеры

a)

б)

1 уровень [89-95 % совпадений между составляющими]

обычно соответствует либо а) самостоятельному языку (плохо взаимопонятному с другими языками), либо б) группе (кластеру) близкородственных языков.

Английский, французский

русско-белорусский кластер,

иберороманский кластер

2 уровень [95-99] соответствует а) наречиям

(группам диалектов) или б) отдельным близкородственным языкам (частично взаимопонятным).

пикардское, валлонское, «литературный французский язык»

белорусский язык, южнорусское наречие, среднерусские говоры, севернорусское наречие;

галисийский, португальский, испанский языки

3 уровень [99-100] соответствует отдельным

диалектам (с хорошим взаимопониманием).

псковская группа говоров (ГГ), тверская ГГ, московская ГГ

4 уровень соответствует отдельным говорам

очень небольшими структурными различиями).

московский городской,

Прим.: Подчеркнутые названия раскрываются в следующих строках таблицы.

Указанные уровни в то же время соотносятся со степенью взаимопонятности, что особенно полезно, когда процент совпадений между языками неизвестен.

  • Между двумя языками взаимопонятность сильно затруднена и нормальное общение невозможно без специального обучения.
  • Внутри языка между двумя наречиями существует взаимопонятность, но не полная; коммуникация возможна, но могут возникнуть недопонимания или ошибки.
  • Между диалектами внутри наречия существует практически полная взаимопонятность, хотя носители отмечают особенности каждого диалекта, обычно в произношении (акцент) и употреблении некоторых слов.

Выделение языков и диалектов может не совпадать с традиционным подходом. Например:

  • Китайская ветвь включает в себя до 18 языков, традиционно считаемых диалектами китайского языка
  • Французский язык (или язык ойль) включает в себя франсийское (на основе диалекта которого сложился французский литературный язык), пикардское, нормандское и другие наречия.
  • Сербохорватский кластер включает в себя чакавское, кайкавское и штокавское наречия, а последнее также сербский, хорватский и боснийский литературные языки (= диалекты).
  • Западно-огузский кластер состоит из турецкого, гагаузского, южно-крымскотатарского языков.
  • Ногайский кластер состоит из ногайского, казахского и каракалпакского языков.
  • Иберо-романский кластер включает в себя португальский, галисийский, астуро-леонский, испанский, (верхне-)арагонский языки.

Несмотря на то, что верхним базовым уровнем в систематике является семья, в ней также учитывается информация и о более глубинном родстве. Но термины для более верхних уровней не поддаются такой строгой формализации, как более нижних.

  • Надсемья — объединение близких семей (процент совпадений = 11—14), которые традиционно считаются одной семьёй, но в соответствии с определением семьи в языковой систематике, должно быть вынесено на более верхний уровень. Надсемьёй, видимо, являются кушитские и австронезийские.
  • Макросемья (= фила) — объединение семей с хоть как-то установленными соответствиями и примерно посчитанными процентами совпадений. Таковы, видимо, ностратическая, афразийская, сино-кавказская, койсанская макросемья.
  • Гиперсемья — объединение макросемей, крайне гипотетичное; например, борейская гиперсемья.
  • Гипотеза — предположительное объединение семей, без установления соответствий и подсчёта процента совпадений между отдельными составляющими. Как правило, делается навскидку. Например, нило-сахарская, широко-койсанская гипотеза.

В работах преимущественно западных лингвистов (см., например, [Kaufman 1994: 32; Wurm 1994: 93; Voegelin 1977: 2—3]) употребляются и другие термины:

  • Сток (stock) — это объединение семей (families), которые в этом случае понимаются более узко, нежели определено выше. Примерами стоков являются индоевропейский (с германской, романской и другими семьями), уральский, сино-тибетский, австронезийский; таким образом, сток, как правило, соответствует приведённому выше определению семье.
  • Филум / фила (phylum, pl. phyla) — это объединение стоков (называемое также надсток — superstock) или семей (если термин сток не используется), причём, как правило, скорее предполагаемое, нежели доказанное. В целом соответствует макросемье.
  1. ↑ Литвинов Н. Н. Стратегический менеджмент на примере Азиатско-Тихоокеанского региона: Монография. — М., 2010. — 200 [10] с. — (Strategic Management in the Asian-Pacific) — ISBN 978-5-91252-029-7.
  2. ↑ Систематика языков; [Коряков 2006]

Примеры справочников, построенных на основе систематики или аналогично:

  • Коряков Ю. Б. Атлас кавказских языков. М., 2006
  • Реестр языков мира (в разработке)
  • Dalby D. Linguasphere Register of the World’s Languages and Speech Communities. Vol. 1-2. Hebron, 2000
  • Gordon R. G., Jr. (ed). Ethnologue.com Ethnologue: Languages of the World. 15th Edition. SIL, 2005
  • Kaufmann T. The native languages of Latin America: general remarks // Atlas of the World’s Languages (edited by C. Moseley and R.E.Asher). 1994
  • Meso-American Indian languages in Languages of the World // Britannica CD. Version 97. Encyclopaedia Britannica, Inc., 1997.
  • Voegelin C.F. & F.M. Classification and Index of the World’s languages. NY., 1977
  • Wurm S. Australasia and the Pacific // Atlas of the World’s Languages (edited by C. Moseley and R.E.Asher). 1994

ветвь языковая — это… Что такое ветвь языковая?


ветвь языковая

Группа языков внутри языковой семьи, объединяемых по признаку генетической близости. см., например, индоевропейские языки.

Словарь-справочник лингвистических терминов. Изд. 2-е. — М.: Просвещение. Розенталь Д. Э., Теленкова М. А.. 1976.

  • верхний подъем
  • вещественная связка

Смотреть что такое «ветвь языковая» в других словарях:

  • Языковая систематика — Языковая систематика  вспомогательная дисциплина, помогающая упорядочивать изучаемые лингвистикой объекты  языки, диалекты и группы языков. Результат такого упорядочивания также называется систематикой языков. В основе систематики… …   Википедия

  • Языковая семья — Языковая систематика вспомогательная дисциплина, помогающая упорядочивать изучаемые лингвистикой объекты языки, диалекты и группы языков. Результат такого упорядочивания также называется систематикой языков. В основе систематики языков лежит… …   Википедия

  • Языковая таксонимия — Языковая систематика вспомогательная дисциплина, помогающая упорядочивать изучаемые лингвистикой объекты языки, диалекты и группы языков. Результат такого упорядочивания также называется систематикой языков. В основе систематики языков лежит… …   Википедия

  • Семья языковая — Языковая систематика вспомогательная дисциплина, помогающая упорядочивать изучаемые лингвистикой объекты языки, диалекты и группы языков. Результат такого упорядочивания также называется систематикой языков. В основе систематики языков лежит… …   Википедия

  • Индо-Европейская языковая семья — Индоевропейская Таксон: семья Прародина: индоевропейские ареалы Кентум (синий) и Сатем (красный). Предполагаемая исходная область сатемизации показана ярко красным цветом. Ареал: весь мир …   Википедия

  • Индоевропейская языковая семья — Индоевропейская Таксон: семья Прародина: индоевропейские ареалы Кентум (синий) и Сатем (красный). Предполагаемая исходная область сатемизации показана ярко красным цветом. Ареал: весь мир …   Википедия

  • Италийская языковая группа — Индоевропейцы Индоевропейские языки Албанский · Армянский Балтийские · Кельтские Германские · Греческий Индоиранские · Романские Италийские · Славянские   Мёртвые: Анатолийские · Палеобалканские …   Википедия

  • Италийская ветвь — Индоевропейцы Индоевропейские языки Албанский · Армянский Балтийские · Кельтские Германские · Греческий Индоиранские · Романские Италийские · Славянские   Мёртвые: Анатолийские · Палеобалканские …   Википедия

  • Греческая ветвь — Греческая группа  в настоящее время это одна из самых своеобразных и относительно малочисленных языковых групп (семей) в составе индоевропейских языков. При этом греческая группа  одна из самых древних и хорошо изученных ещё со времён… …   Википедия

  • Финно-угорская языковая семья — Финно угорская (доп. угро финская) Таксон: ветвь Ареал: Россия, Финляндия, Эстония, Венгрия и др. Классификация Категория: Языки Евразии …   Википедия

ветвь языков (группа языков) — это… Что такое ветвь языков (группа языков)?


ветвь языков (группа языков)

Группировка внутри семьи языков. Например, внутри индоевропейской семьи выделяются индоиранская, славянская и др. ветви. Кавказская семья включает картвельскую, абхазо-адыгскую и нахско-дагестанскую ветви.

Словарь лингвистических терминов: Изд. 5-е, испр-е и дополн. — Назрань: Изд-во «Пилигрим». Т.В. Жеребило. 2010.

  • верхний этаж речевого аппарата
  • вечные темы в художественной литературе:

Смотреть что такое «ветвь языков (группа языков)» в других словарях:

  • Балтийская ветвь языков — в новейшей лингвистике принято этим именем обозначать славяно литовскую группу. Научное деление арийских языков на группы с течением времени переменялось несколько раз; первоначально делили всю эту семью на три главные группы: 1) азиатскую, 2)… …   Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона

  • Группа диола — Диола Таксон: Подподгруппа Статус: Общепризнана Ареал: Западная Африка Число носителей: более 3 млн Классификация …   Википедия

  • группа языков — См.: ветвь языков …   Словарь лингвистических терминов Т.В. Жеребило

  • ветвь языковая — Группа языков внутри языковой семьи, объединяемых по признаку генетической близости. см., например, индоевропейские языки …   Словарь лингвистических терминов

  • Группа минь — Миньская Таксон: группа Статус: общепризнана Ареал: Китай, Юго Восточная Азия Число носителей: > 70 млн Классификация …   Википедия

  • Индоевропейская семья языков — Индоевропейская Таксон: семья Прародина: индоевропейские ареалы Кентум (синий) и Сатем (красный). Предполагаемая исходная область сатемизации показана ярко красным цветом. Ареал: весь мир …   Википедия

  • Венетская группа диалектов — Венетский язык Самоназвание: Vèneto Страны: Италия; Хорватия, Словения, Бразилия, Мексика Регионы: Венето Общее число носителей: 2 180 387 (2000) …   Википедия

  • Даргинская ветвь — В Инкубаторе Wikimedia есть тестовый раздел Википедии на даргинском языке Даргинская Таксон: ветвь Ареал: Центральный Дагестан Число носителей …   Википедия

  • Семья языков — Языковая систематика вспомогательная дисциплина, помогающая упорядочивать изучаемые лингвистикой объекты языки, диалекты и группы языков. Результат такого упорядочивания также называется систематикой языков. В основе систематики языков лежит… …   Википедия

  • Тюркская ветвь — Тюркские языки Таксон: ветвь Прародина: Южная Сибирь, Алтай Статус: общепризнанная Ареал: от Балкан до Якутии Чи …   Википедия

Славянские языки — Википедия

Славянские языки. По изданию Института языкознания РАН «Языки мира», том «Славянские языки», М., 2005

Славя́нские языки́ — группа родственных языков индоевропейской семьи. Распространены в ряде стран Центральной и Восточной Европы и Северной Азии[3]. Общее число говорящих — более 400 млн человек[4][5][6][7], преимущественно славяне. Отличаются большой степенью близости друг к другу, которая обнаруживается в структуре слова, употреблении грамматических категорий, структуре предложения, семантике, системе регулярных звуковых соответствий, морфонологических чередованиях. Эта близость объясняется единством происхождения славянских языков и их длительными и интенсивными контактами между собой на уровне литературных языков и диалектов.

Длительное самостоятельное развитие славянских народов в разных этнических, географических и историко-культурных условиях, их контакты с различными этническими группами привели к появлению различий материального, функционального и типологического характера.

Славянские языки по степени их близости друг к другу принято делить на 3 группы: восточнославянскую, южнославянскую и западнославянскую. Распределение славянских языков внутри каждой группы имеет свои особенности. Каждый славянский язык включает в свой состав литературный язык со всеми его внутренними разновидностями и свои территориальные диалекты. Диалектное дробление и стилистическая структура внутри каждого славянского языка неодинаковы.

Ветви славянских языков:

А. Б. Долгопольский указывает, что западнославянская и южнославянская подгруппы являются конвенциональными, а не генетическими объединениями, то есть не существовало празападнославянского и праюжнославянского языков[9].

Древние славянские диалекты на Дунае (по Трубачеву)

Рядом исследователей, помимо названных выше языков, выделяются вымершие ныне языки, в прошлом занимавшие промежуточное положение между южнославянскими и западнославянскими (паннонскославянский язык), а также между южнославянскими и восточнославянскими языками (дакославянский язык).

Славянские языки в рамках индоевропейской семьи наиболее близки балтийским языкам. Сходство между двумя группами послужило основой для теории «балто-славянского праязыка», согласно которой из индоевропейского праязыка сначала выделился балто-славянский праязык, позже распавшийся на прабалтийский и праславянский. Однако многие учёные объясняют их особую близость длительным контактом древних балтов и славян и отрицают существование балто-славянского языка[10].

Не установлено, на какой территории произошло обособление славянского языкового континуума из индоевропейского/балто-славянского. Из одного из индоевропейских диалектов (протославянского) сформировался праславянский язык, который является родоначальником всех современных славянских языков. История праславянского языка была более длительной, чем история отдельных славянских языков. В течение длительного времени он развивался как единый диалект с тождественной структурой. Диалектные варианты возникли позже.

Процесс перехода праславянского языка в самостоятельные языки наиболее активно проходил во 2-й половине I-го тысячелетия нашей эры, в период формирования ранних славянских государств на территории Юго-Восточной и Восточной Европы. В этот период значительно увеличилась территория славянских поселений. Были освоены районы различных географических зон с различными природными и климатическими условиями, славяне вступили во взаимоотношения с обитателями этих территорий, стоявшими на разных ступенях культурного развития. Всё это отразилось в истории славянских языков.

Генеалогическое древо современных славянских языков по Грею и Аткинсону (2003) Генеалогическое древо живых и мёртвых славянских языков по Чангу, Кэткарту, Холлу и Гарретту (2015)

Грей и Аткинсон[править | править код]

Аткинсон и Грей выполнили статистический анализ родственных слов 103 живых и мёртвых индоевропейских языков (из примерно 150 известных), пользуясь лексико-статистической базой данных (её создала по спискам Сводеша Айсидор Дайен) и дополнительной информацией.

Методом Монте-Карло были сгенерированы миллионы случайных «языковых деревьев», без учёта их исторической и лингвистической правдоподобности. Предполагалось, что, хотя скорость эволюции на ветвях дерева языков может различаться и распределяться случайным образом, но этот разброс не может быть слишком большим. Например, если забыть всё, что известно об истории народов и языков, то вариант, возводящий армянский и исландский языки к недавнему общему предку, оказался бы чрезвычайно неправдоподобным — просто потому, что темп их эволюции пришлось бы принять слишком высоким по сравнению с другими ветвями древа.

Данные, полученные Греем и Аткинсоном методами байесовского анализа и опубликованные в журнале Science в 2012 г., уверенно указывают на возраст праиндоевропейского языка в интервале от 8000 до 9500 лет и на анатолийское происхождение языка[11]. Именно в это время от общего ствола отделились предки хеттов.

А славянское языковое единство, по результатам их исследований, распалось 1300 лет назад, то есть около VIII века нашей эры. Балто-славянское языковое единство распалось 3400 лет назад, то есть около XV века до нашей эры.

Методы и результаты Грея и Аткинсона были подвергнуты резкой критике с разных сторон[12].

Чанг, Кэткарт, Холл и Гарретт[править | править код]

В феврале 2015 года было опубликовано исследование Уилла Чанга (Will Chang), Чундры Кэткарта (Chundra Cathcart), Дэвида Холла (David Hall) и Андрю Гарретта (Andrew Garrett) под названием «Ancestry-constrained phylogenetic analysis supports the Indo-European steppe hypothesis», которое подтверждает датировку возраста индоевропейской языковой семьи, соответствующую курганной гипотезе, а именно 5500-6500 лет назад, то есть 3500-4500 г. до н. э.. В данной работе было рассмотрено по 200 слов из мертвых и живых индоевропейских языков и, с помощью статистического моделирования, была определена вышеназванная дата начала расхождения языков этой семьи. Славянские же языки, по результатам их исследования, начали расходиться за 1240 лет до настоящего времени, то есть в 710 году н. э.[13]

Касьян, Дыбо[править | править код]

Древо и карта славянских языков по Касьяну и Дыбо

В сентябре 2015 года А. С. Касьян и А. В. Дыбо в рамках междисциплинарного исследования по славянскому этногенезу опубликовали[14][15][16] лексикостатистическую классификацию славянских языков, построенную на качественных 110-словных списках Сводеша, собранных по стандарту проекта «Глобальная лексикостатистическая база данных / Global Lexicostatistical Database»[17] и обработанных современными филогенетическими алгоритмами.

Полученное датированное дерево находится в согласии с традиционной славистической точкой зрения на структуру славянской группы. Дерево предполагает первое разделение праславянского языка на три ветви: восточную, западную и южную. Момент распада датируется ок. 100 г. н. э., это согласуется с мнением археологов, что в начале 1-го тыс. н. э. славянская популяция занимала довольно обширную территорию[18] и уже не была монолитной[19]. Далее, в V—VI вв. н. э., три славянские ветви почти синхронно разделяются на более дробные таксоны, что соответствует быстрому распространению славян по Восточной Европе и Балканам во 2-й половине 1-го тыс. н. э. (славянизация Европы)[20][21][22][23].

Из анализа был исключен словенский язык, так как люблянское койне и литературный словенский показывают смешение южнославянских и западнославянских лексических черт (предположительно это может указывать на исходную западнославянскую атрибуцию словенского языка, который в течение длительного времени подвергался влиянию соседних сербохорватских диалектов), а качественные сводешевские списки для словенских диалектов на тот момент не были собраны. Из-за нехватки или ненадежности лексических данных в исследовании не были охвачены т. н. древненовгородский диалект, полабский язык и некоторые другие славянские идиомы.

В ранний период развития славянского праязыка сложилась новая система гласных сонантов, значительно упростился консонантизм, получила широкое распространение в аблауте ступень редукции, корень перестал подчиняться древним ограничениям. Праславянский язык входит в группу сатем (sьrdьce, pisati, prositi, ср. лат. cor, — cordis, pictus, precor; zьrno, znati, zima, ср. лат. granum, cognosco, hiems). Однако эта черта реализовалась не полностью[24]: ср. праслав. *kamy, *kosa. *gǫsь, *gordъ, *bergъ и др. Праславянская морфология представляет существенные отклонения от индоевропейского типа. Это прежде всего относится к глаголу, в меньшей степени — к имени.

Большинство суффиксов сформировалось уже на праславянской почве. В ранний период своего развития праславянский язык пережил ряд преобразований в области лексики. Сохранив в большинстве случаев старую индоевропейскую лексику, он в то же время утратил некоторые лексемы (например, некоторые термины из области социальных отношений, природы и т. д.). Много было утрачено слов в связи с различного рода запретами (табу). Например, было утрачено наименование дуба — индоевропейское perkuos, откуда латинское quercus. В славянском языке утвердилось табуистическое dǫbъ, откуда «дуб», польск. dąb, болг. дъб и т. д. Утрачено индоевропейское название медведя. Оно сохраняется лишь в новом научном термине «Арктика» (ср. греч. ἄρκτος). Индоевропейское слово в праславянском языке было заменено на табуистическое сочетание слов *medvědь (первоначально «поедатель мёда», от мёд и *ěd-)[25].

В период балто-славянской общности в праславянском языке были утрачены гласные сонанты, на их месте возникли дифтонгические сочетания в положении перед согласными и последовательности «гласный сонант перед гласными» (sъmьrti, но umirati), интонации (акут и циркумфлекс) стали релевантными признаками. Важнейшими процессами праславянского периода были утрата закрытых слогов и смягчение согласных перед йотом. В связи с первым процессом все древние дифтонгические сочетания перешли в монофтонги, возникли слоговые плавные, носовые гласные, произошло перемещение слогораздела, вызвавшее, в свою очередь, упрощение групп согласных, явления межслоговой диссимиляции. Эти древнейшие процессы наложили отпечаток на все современные славянские языки, что отражено во многих чередованиях: ср. «жать — жну»; «взять — возьму», «имя — имена», чеш. žít — žnu, vzít — vezmu; сербохорв. жети — жањем, узети — узмем, име — имена. Смягчение согласных перед йотом отражено в виде чередований с — ш, з — ж и др. Все эти процессы оказали сильное воздействие на грамматический строй, на систему флексий. В связи со смягчением согласных перед йотом был пережит процесс т. наз. первой палатализации задненебных: к > ч, г > ж, х > ш. На этой основе ещё в праславянском языке сформировались чередования к : ч, г : ж, х : ш, которые оказали большое влияние на именное и глагольное словообразование.

Позже развились вторая и третья палатализации задненёбных, в результате которых возникли чередования к : ц, г : дз (з), х : с (х). Имя изменялось по падежам и числам. Кроме единственного и множественного чисел существовало двойственное число, которое позже утратилось почти во всех славянских языках, кроме словенского и лужицких, при этом рудименты дуалиса сохраняются почти во всех славянских языках.

Существовали именные основы, выполняющие функции определений. В поздний праславянский период возникли местоименные прилагательные. Глагол имел основы инфинитива и настоящего времени. От первых образовывались инфинитив, супин, аорист, имперфект, причастия на -л, причастия действительного залога прошедшего времени на -въ и причастия страдательного залога на -н. От основ настоящего времени образовывались настоящее время, повелительное наклонение, причастие действительного залога настоящего времени. Позже в некоторых славянских языках от этой основы начал образовываться имперфект.

В праславянском языке начали формироваться диалекты. Существовали три группы диалектов: восточная, западная и южная. Из них потом сформировались соответствующие языки. Группа восточнославянских диалектов была наиболее компактной. В западнославянской группе были 3 подгруппы: лехитская, серболужицкая и чешско-словацкая. Южнославянская группа была в диалектном отношении наиболее дифференцированной.

Праславянский язык функционировал в догосударственный период истории славян, когда господствовал родо-племенной общественный строй. Существенные изменения произошли в период раннего феодализма. В XII—XIII веках происходила дальнейшая дифференциация славянских языков, произошла утрата свойственных праславянскому языку сверхкратких (редуцированных) гласных ъ и ь. В одних случаях они исчезли, в других перешли в гласные полного образования. В результате произошли существенные изменения в фонетическом и морфологическом строе славянских языков, в их лексическом составе.

В области фонетики между славянскими языками имеются некоторые существенные различия.

В большинстве славянских языков утрачена оппозиция гласных по долготе / краткости, в то же время в чешском и словацком языках (исключая североморавский и восточнословацкий диалекты), в литературных нормах штокавской группы (сербской, хорватской, боснийской и черногорской), а также отчасти в словенском языке эти различия сохраняются[26]. В лехитских языках, польском и кашубском, сохраняются носовые гласные, которые утрачены в других славянских языках (носовые гласные были характерны также для фонетической системы вымершего полабского языка). Долгое время носовые удерживались в болгарско-македонском и в словенском языковых ареалах (в периферийных говорах соответствующих языков реликты назализации отражаются в ряде слов до настоящего времени)[27].

Славянским языкам свойственно наличие палатализации согласных — приближение плоской средней части языка к нёбу при произнесении звука. Почти все согласные в славянских языках могут быть твёрдыми (непалатализованными) или мягкими (палатализованными). В силу ряда депалатализационных процессов противопоставление согласных по твёрдости / мягкости в языках чешско-словацкой группы значительно ограничено (в чешском сохранилась оппозиция t — t’, d — d’, n — n’, в словацком — t — t’, d — d’, n — n’, l — l’, при этом в западнословацком диалекте вследствие ассибиляции t’, d’ и последующего их отвердения, а также отвердения l’, представлена как правило только одна пара n — n’, в ряде западнословацких говоров (поважских, трнавских, загорских) парные мягкие согласные отсутствуют полностью)[28]. Оппозиция согласных по твёрдости / мягкости не сложилась в сербохорватско-словенском и западноболгарско-македонском языковых ареалах — из старых парных мягких согласных только n’ (< *nj), l’ (< *lj) не подверглись отвердению (в первую очередь в сербохорватском ареале)[29].

Ударение в славянских языках реализуется по-разному. В большинстве славянских языков (кроме сербохорватского и словенского) политоническое праславянское ударение сменилось динамическим. Свободный, подвижный характер праславянского ударения сохранился в русском, украинском, белорусском и болгарском языках, а также в торлакском наречии и северном диалекте кашубского языка (подвижным ударение было и в вымершем полабском языке). В среднерусских говорах (и, соответственно, в русском литературном языке), в южнорусском наречии, в севернокашубских говорах, а также в белорусском и болгарском языках такой тип ударения вызвал редукцию безударных гласных. В ряде языков, прежде всего в западнославянских, сформировалось фиксированное ударение, закреплённое за определённым слогом слова или тактовой группы. На предпоследний слог ударение падает в польском литературном языке и большинстве его диалектов, в чешском североморавском и восточнословацком диалектах, в юго-западных говорах южного диалекта кашубского языка, а также в лемковском диалекте. На первый слог ударение падает в чешском и словацком литературном языках и большинстве их диалектов, в лужицких языках, в южнокашубском диалекте, а также в некоторых гуральских говорах малопольского диалекта. В македонском языке ударение также фиксированное — оно падает не далее, чем на третий слог от конца слова (акцентной группы). В словенском и сербскохорватском языках ударение политоническое, разноместное, по диалектам тонические характеристики и распределение ударения в словоформах различны. В центральнокашубском диалекте ударение разноместное, но закреплено за определённой морфемой[30].

Первую литературную обработку славянские языки получили в 60-х гг. IX века. Создателями славянской письменности были братья Кирилл (Константин-Философ) и Мефодий. Они перевели для нужд Великой Моравии с греческого языка на славянский литургические тексты. В своей основе новый литературный язык имел южно-македонский (солунский) диалект, но в Великой Моравии усвоил много местных языковых особенностей. Позже он получил дальнейшее развитие в Болгарии. На этом языке (обычно называемом старославянским языком) была создана богатейшая оригинальная и переводная литература в Моравии, Паннонии, Болгарии, на Руси, в Сербии. Существовало два славянских алфавита: глаголица и кириллица. От IX в. славянских текстов не сохранилось. Самые древние относятся к X веку: Добруджанская надпись 943 года, надпись царя Самуила 993 года, Варошская надпись 996 года и другие. Начиная с XI в. сохранилось больше славянских памятников.

Современные славянские языки используют алфавиты на основе кириллицы и латиницы. Глаголица применяется в католическом богослужении в Черногории и в нескольких прибрежных районах в Хорватии. В Боснии в течение некоторого времени параллельно с кириллицей и латиницей использовался также арабский алфавит.

Сходства и отличия славянских языков[править | править код]

В силу исторических причин славянским языкам удалось сохранить значительное сходство друг относительно друга. В то же время почти каждый из них обладает рядом уникальных черт[31].

Восточная группа Западная группа Южная группа
русский украинский белорусский польский словацкий чешский сербохорватский болгарский македонский словенский
Число носителей,

млн. чел.

250 45 6,4 40 5,2 9,5 21 8,5 2 2,2
Ближайший

родственник

белорусский,

украинский

белорусский украинский кашубский чешский словацкий сербохорватский македонский болгарский словенский
Письменность кириллица кириллица кириллица латиница латиница латиница кириллица/латиница кириллица кириллица латиница
Отличия от других

славянских языков

  • чередование o-i, e-i в закрытом слоге
  • фонетический принцип в орфографии;
  • предельная редукция гласных (аканье)
  • носовые гласные;
  • два ряда шипящих согласных;
  • ударение фиксировано на предпоследнем слоге
  • ударение фиксировано на первом слоге;
  • разделение долгих и кратких гласных;
  • восходящие дифтонги
  • ударение фиксировано на первом слоге;
  • разделение долгих и кратких гласных;
  • утрата падежей;
  • разнообразие глагольных форм;
  • отсутствие инфинитива
  • утрата падежей;
  • разнообразие глагольных форм;
  • отсутствие инфинитива
Тип ударения свободное

динамическое

свободное

динамическое

свободное

динамическое

фиксированное на

предпоследний

слог

фиксирован-

ное на пер-

вый слог

фиксирован-

ное на пер-

вый слог

свободное

музыкальное, кроме последнего слога

свободное

динамическое

фиксирован-

ное (не далее

третьего сло-

га от конца слова)

свободное музыкальное
Морфология:

звательная

форма (падеж)

нет есть есть есть нет есть есть есть есть нет

В эпоху феодализма славянские литературные языки, как правило, не имели строгих норм. Иногда функции литературного выполняли чужие языки (на Руси — старославянский язык, в Чехии и Польше — латинский язык).

Русский литературный язык пережил многовековую и сложную эволюцию. Он вобрал в себя народные элементы и элементы старославянского языка, испытал влияние многих европейских языков.

В Чехии в XVIII в. литературный язык, достигший в XIV—XVI вв. большого совершенства, почти исчез. В городах господствовал немецкий язык. В период национального возрождения в Чехии искусственно возродили язык XVI в., который в это время уже был далек от народного языка. История чешского литературного языка XIX—XX вв. отражает взаимодействие старого книжного языка и разговорного. Словацкий литературный язык имел другую историю, он развивался на основе народного языка. В Сербии до XIX в. господствовал церковнославянский язык. В XVIII в. начался процесс сближения этого языка с народным. В результате реформы, проведенной Вуком Караджичем в середине XIX в., был создан новый литературный язык. Македонский литературный язык окончательно сформировался в середине XX в.

Кроме «больших» славянских языков существует ряд малых славянских литературных языков (микроязыков), которые обычно функционируют наряду с национальными литературными языками и обслуживают или относительно малые этнические группы, или даже отдельные литературные жанры.

  1. Kassian A., Dybo A. Supplementary Information 2: Linguistics: Datasets; Methods; Results в статье Kushniarevich A, Utevska O, Chuhryaeva M, Agdzhoyan A, Dibirova K, Uktveryte I, et al. (2015) Genetic Heritage of the Balto-Slavic Speaking Populations: A Synthesis of Autosomal, Mitochondrial and Y-Chromosomal Data. PLoS ONE 10(9): e0135820. https://doi.org/10.1371/journal.pone.0135820
  2. Blažek V., Novotná P. Glottochronology and its application to the Balto-Slavic languages // Baltistica. 2007. Vol. 42. № 2. P. 201.
  3. ↑ Славянские языки // Большая российская энциклопедия : [в 35 т.] / гл. ред. Ю. С. Осипов. — М. : Большая российская энциклопедия, 2004—2017.
  4. ↑ Balto-Slavonic Natural Language Processing 2009
  5. ↑ http://www2.ignatius.edu/faculty/turner/worldlang.htm
  6. ↑ Languages Spoken by More Than 10 Million People (Языки, на которых говорят более 10 миллионов человек) по данным энциклопедии Encarta (неопр.). Архивировано 31 октября 2009 года.
  7. ↑ Omniglot
  8. 1 2 Иногда выделяют в отдельный язык
  9. Dolgopolsky A. More about the Indo-European Homeland problem // Mediterranean Language Review. — 1990—1993. — Т. 6—7. — С. 232.
  10. ↑ Б. Вимер. Судьбы балто-славянских гипотез и сегодняшняя контактная лингвистика. // Ареальное и генетическое в структуре славянских языков. — М.: «Пробел», Институт славяноведения РАН, 2007, стр. 32—33.
  11. Bouckaert R. et al. Mapping the origins and expansion of the Indo-European language family (англ.) // Science. — 2012. — Vol. 337, no. 6097. — P. 957—960. — doi:10.1126/science.1219669.
  12. ↑ «Mismodelling Indo-European Origins» Talk
  13. ↑ Indo-European languages emerged roughly 6,500 years ago on Russian steppes, new research suggests (неопр.) (18.2.2015). Дата обращения 31 июля 2015.
  14. ↑ Kassian, Alexei, Anna Dybo, «Supplementary Information 2: Linguistics: Datasets; Methods; Results» в статье Kushniarevich A, Utevska O, Chuhryaeva M, Agdzhoyan A, Dibirova K, Uktveryte I, et al. (2015) Genetic Heritage of the Balto-Slavic Speaking Populations: A Synthesis of Autosomal, Mitochondrial and Y-Chromosomal Data. PLoS ONE 10(9): e0135820. https://doi.org/10.1371/journal.pone.0135820
  15. ↑ Как складывался генофонд славян и балтов
  16. ↑ «Это очень опасно — считать себя эталоном славянства»: Ученые проследили генетическую и лингвистическую историю славяно-балтоязычных народов
  17. ↑ http://starling.rinet.ru/new100/main.htm
  18. ↑ Sussex, Roland, Paul Cubberley. 2006. The Slavic languages. Cambridge: Cambridge University Press. P.19.
  19. ↑ Седов, В. В. 1995. Славяне в раннем средневековье. Москва: Фонд археологии. Стр. 5
  20. ↑ Седов, В. В. 1979. Происхождение и ранняя история славян. Москва: Наука.
  21. ↑ Barford, P.M. 2001. The Early Slavs: Culture and Society in Early Medieval Eastern Europe. Ithaca: Cornell University Press.
  22. ↑ Curta F. 2001. The Making of the Slavs: History and Archaeology of the Lower Danube Region, c. 500—700. Cambridge: Cambridge University Press.
  23. ↑ Heather P. 2010. Empires and Barbarians: The Fall of Rome and the Birth of Europe. Oxford: Oxford University Press.
  24. ↑ см. Закон Мейе.
  25. Фасмер М. Этимологический словарь русского языка. — 1-е изд. — Т. 1-4. — М., 1964—1973.
  26. Супрун А. Е., Скорвид С. С. Славянские языки. — С. 15. (Проверено 26 марта 2014)
  27. Супрун А. Е., Скорвид С. С. Славянские языки. — С. 10. (Проверено 26 марта 2014)
  28. Лифанов К. В. Диалектология словацкого языка: Учебное пособие. — М.: Инфра-М, 2012. — С. 34. — ISBN 978-5-16-005518-3.
  29. Супрун А. Е., Скорвид С. С. Славянские языки. — С. 16. (Проверено 26 марта 2014)
  30. Супрун А. Е., Скорвид С. С. Славянские языки. — С. 14—15. (Проверено 26 марта 2014)
  31. ↑ Введение в славянскую филологию (неопр.). ebooks.grsu.by. Дата обращения 18 ноября 2015.
Русскоязычные
  • Бернштейн С. Б. Очерк сравнительной грамматики славянских языков. Введение. Фонетика. М., 1961.
  • Бернштейн С. Б. Очерк сравнительной грамматики славянских языков. Чередования. Именные основы. М., 1974.
  • Бирнбаум Х. Праславянский язык. Достижения и проблемы его реконструкции, пер. с англ., М., 1987.
  • Бошкович Р. Основы сравнительной грамматики славянских языков. Фонетика и словообразование. М., 1984.
  • Гильфердинг А. Ф. Общеславянская азбука с приложением образцов славянских наречий. — СПб.: Тип. Императорской Академии Наук, 1871.
  • Кузнецов П. С. Очерки по морфологии праславянского языка. М., 1961.
  • Мейе А. Общеславянский язык, пер. с франц., М., 1951.
  • Нахтигал Р. Славянские языки, пер. со словен., М., 1963.
  • Национальное возрождение и формирование славянских литературных языков. М., 1978.
  • Сараджева Л. А. Заметки по армяно-славянской этимологии // Историко-филологический журнал. — Ер., 1984. — № 1. — С. 157—162.
Иностранные
  • Вступ до порівняльно історичного вивчення слов’янських мов. За ред. О. С. Мельничука. Київ, 1966.
  • Russell D. Gray & Quentin D. Atkinson. Language-tree divergence times support the Anatolian theory of Indo-European origin. Nature, 426: 435—439 (27 November 2003).
  • Kalima, Jalo. Classifying Slavonic languages: Some remarks. // The Slavonic and East European Review. — April 1947. — Vol. 25 — No. 65.
  • Vaillant A. Grammaire comparee des langues slaves, t. 1-5. Lyon — P., 1950-77.

Восточнославянские языки — Википедия

Восточнославя́нские языки́ — группа в составе славянской ветви индоевропейской языковой семьи. Распространены в Восточной Европе и в северной части Азии. Живыми языками этой группы являются белорусский, русский и украинский языки. Иногда в качестве четвёртого живого языка восточнославянской группы рассматривают русинский язык, который обычно считают диалектом[1][2] украинского. Предком всех языков восточнославянской группы считается древнерусский язык, существовавший до XIII—XIV веков[3][4] (отдельные исследователи придерживаются теории, что древнерусский язык был письменно-литературным, а формирование восточнославянских языков связано с распадом праславянского языка)[5].

К современным восточнославянским языкам относятся белорусский, русский и украинский, также выделяют русинский язык, статус которого в качестве самостоятельного языка является предметом научной дискуссии[6]. Мёртвыми восточнославянскими языками являются: общий предок всех языков группы — древнерусский; письменный язык Великого княжества Литовского — западнорусский язык, а также имевший свои характерные особенности древненовгородский диалект[7].

East Slavic Languages Tree ru.png

Восточнославянские языки отличаются от остальных славянских групп следующими особенностями:

Фонетика[править | править код]

В X веке были утрачены носовые гласные «о» и «е» (ǫ, ę), изменившиеся в «у» и «’а».

Праславянские сочетания *or, *ol, *er, *el развились в полногласные сочетания -оро-, -оло-, -ере-, -ело- в позиции между согласными. Пример: рус. «город», «болото», «молоко», «берег», белор. «горад», «малако», «бераг» соответствует польск. gród, błoto, mleko, brzeg, ст.‑слав. «градъ», «блато», «млѣко», «брѣгъ»[8].

Начальному восточнославянскому o- в южно- и западнославянских языках регулярно соответствует сочетание je-. Пример: рус. «один», «озеро», «олень», белор. «адзін», «возера», «алень», укр. «один», «озеро», «олень» при болг. «един», «езеро», «елен», чеш. «jeden», «jezero», «jelen»[8].

В древнерусском языке первоначально имелся общеславянский звонкий взрывной заднеязычный согласный g, который сохранился в литературном русском языке («г»), а в украинском и белорусском языках (и южнорусских диалектах) перешёл в звонкий фрикативный заднеязычный γ; по Ю. В. Шевелёву, данный переход имел место во 2-й половине XII — начале XIII вв. (Р. И. Аванесов, однако, датирует указанный переход XI — 1-й половиной XII в.[9]), а в XVI веке в украинском языке этот звук перешёл в звонкий фрикативный глоттальный ɦ. Среди западнославянских аналогичный переход (но протекавший независимо и в иное время) произошёл в чешском, словацком и верхнелужицком языках[10].

Праславянские сочетания *tj, *dj развились в согласные «ч», «дж» (в русском языке упростившееся до «ж»), в отличие от «шт», «жд» у южных славян и «ц», «дз» у западных славян. Пример: рус. свеча, рожаю, укр. свічка, народжую, белор. свечка, нараджаю соответствуют польск. świeca, rodzę, ст.‑слав. свѣшта, рождаѭ. Сочетания *stj, zdj закономерно дали «шч» («щ»), «ждж», сохранившиеся в украинском и белорусском языках и упростившиеся до /ш:/, /ж:/ в русском.

Из праславянских сочетаний губных согласных с j в во всех позициях последовательно развилось эпентетическое «л». В западнославянских оно присутствует только в начальной позиции, а в южнославянских развилось непоследовательно. Пример: рус. плюю, земля соответствует польск. pluję, ziemia[11].

Судьба редуцированных[править | править код]

В период XII—XIII веков праславянские редуцированные — гласные «ъ» и «ь» были утрачены. Общим для всех восточнославянских языков было выпадение «ъ» и «ь» в слабых позициях и их последовательный переход в «о» и «е» в сильных:

Судьба этих же звуков в позициях перед [j] и после «р», «л» без ударения, так называемых напряжённых редуцированных «ы̌», «и̌», разнилась в русском языке с одной стороны и в белорусском и украинском с другой.

  • В будущем русском языке они слились с ненапряжёнными во всех случаях: др.-рус. ши̌я, мы̌ю, трьвога, глътати > рус. шея, мою, тревога, глотать.
  • В будущем украинском и белорусском языках они слились с гласными полного образования «ы», «и»: др.-рус. ши̌я, мы̌ю, трьвога, глътати > укр. шия, мию, тривога, глитати, белор. шыя, мыю, трывога, глытаць.

В дальнейшем результаты падения и вокализации редуцированных были затемнены более поздними фонетическими процессами, такими, как совпадение «ы» и «и» (в украинском языке), отвердение шипящих и «р» (в белорусском языке), частичный переход [‘е] > [‘о] (во всех трёх языках). Южнославянское влияние в русском языке привело к замене в некоторых случаях безударных «о» (< «ы̌»), «е» (< «и̌») в «ы», «и»: старый, крайний.

Праславянское и древнерусское *jь- в начальном слоге давало напряжённый редуцированный, изменявшийся по общим правилам в украинском и белорусском языках, но перешедший в «и» в русском языке: праслав. *jьstina, *jьměti > рус. истина, иметь, укр. істина, мати, белор. ісціна, мець.

В украинском языке произошло изменение исконных «о», «е» в слоге, ставшем закрытым после утраты слабых «ъ», «ь» в последующем слоге: «о», «е» удлинились и дифтонгизировались: «конь» > «ко̄нь» > «куо͡нь» (с дальнейшим изменением дифтонга в «и»: «кінь»).

Лексика[править | править код]

Основная часть лексики восточнославянских языков унаследована из праславянского языка, но, кроме этого, обнаруживаются и специфические восточнославянские элементы, не свойственные южнославянским и западнославянским языкам, а также слова, возникшие в относительно поздние эпохи в отдельных восточнославянских языках. В лексике восточнославянских языков встречаются также заимствования из тюркских, финно-угорских, самодийских, балтийских, иранских, различных германских (готского, древнескандинавского), кавказских и некоторых других. В русском языке отмечаются древние заимствования — из западноевропейских языков (прежде всего французского, немецкого, в новое время — английского языка). В украинском и белорусском языках отражается значительное влияние польской лексики.

История современных восточнославянских языков начиная с XI века легко прослеживается по сохранившимся письменным памятникам. Современные восточнославянские языки восходят к одному источнику — древнерусскому языку.

В XI веке все восточные славяне входили в состав Древнерусского государства. На территории, занимаемой восточными славянами, начал образовываться единый древнерусский язык. Разговорный древнерусский язык имел территориальные диалекты, отличавшиеся своими фонетическими, лексическими и морфологическими чертами.

В конце XII — начале XIII века Киевское государство распалось, вследствие чего прекратился процесс образования единого древнерусского языка. На основе его отдельных территориальных диалектов с XIV века начинается образование самостоятельных родственных восточнославянских языков, ставших в итоге русским, белорусским и украинским языками.

С конца X века восточные славяне в связи с распространением христианства получили письменность, пришедшую из Болгарии. В XI—XII вв. крайне редко встречались надписи глаголицей (Церковь Благовещения на Городище, Софийская церковь в Новгороде). Современные восточнославянские языки используют алфавиты на основе кириллицы.

Восточнославянские признаки обнаруживаются уже в памятниках старославянского языка XI века: Остромировом евангелии и Новгородском кодексе.

Известны берестяные грамоты — памятники письменности Древней Руси XI—XV вв.

  1. ↑ Лемки. // Большая российская энциклопедия.
  2. ↑ Русинська мова. // Українська мова: Енциклопедія. ІНСТИТУТ МОВОЗНАВСТВА імені О. О. ПОТЕБНІ НАН УКРАЇНИ. Київ, вид-во «Укр. енцикл.», 2004.
  3. Иванов В. В. Древнерусский язык // Лингвистический энциклопедический словарь. — М.: Советская энциклопедия, 1990.
  4. Хабургаев Г. А. Древнерусский язык // Языки мира: Славянские языки / РАН. Институт языкознания; Ред. колл.: А. М. Молдован, С. С. Скорвид, А. А. Кибрик и др. ― М.: Academia, 2005. — С. 418.
  5. ↑ Українська мова: Енциклопедія / Редкол. Русанівський В.М., Тараненко О.О., Зяблюк М.П. та ін. – 2-ге вид., випр. і доп. – К. : Вид-во «Українська енциклопедія» ім. М.П.Бажана, 2004. – 824с.
  6. ↑ Подробнее см. Rusyn language и Русинский язык.
  7. ↑ академик Андрей Анатольевич Зализняк. Об истории русского языка. Лекция прочитана 24 февраля 2012 года в школе «Муми-тролль».
  8. 1 2 Иванов, 1990, с. 58.
  9. ↑ Иванов, 1990, с. 96.
  10. Shevelov G. Y.  On the Chronology of h and the New g in Ukrainian // Harvard Ukrainian Studies. — Cambridge: Harvard Ukrainian Research Institute, 1977. — Vol. 1, no. 2. — P. 137–152.
  11. ↑ Иванов, 1990, с. 61.

Языковы — Википедия

Эта статья — о дворянском роде. О носителях фамилии см. Языков.

Язы́ковы — несколько древних русских дворянских родов.

При подаче документов (23 мая 1686) для внесения рода в Бархатную книгу, была предоставлена родословная роспись Языковых[1].

Однородцами является род Хомяковых[2].

Большинство из них имело общего родоначальника в лице Енгулея-мурзы Языка, выехавшего из Золотой Орды к великому князю Дмитрию Иоанновичу (1360 или 1387), принявшего православие с именем Алексея.

Сын его Сунгул-мурза, во святом крещении Захарий Алексеевич, стал прозываться Языковым. Его внуками были Иван, по прозвищу Мещерин, и Матвей Никитичи. У Ивана Никитича Мещерина Языкова известно четверо сыновей: Андрей (владимирская (первая и вторая), тамбовская, нижегородская и симбирская ветви), Филипп, Игнатий Хомяк (новгородская, херсонская ветви) и Афанасий (ветвь Лаптевых-Языковых, тульская, псковская ветви). У Матвея Никитича известен один сын Иван, потомки которого проживали во Владимирской и Саратовской губерниях.

Герб рода Языковых внесён в Часть 3 Общего гербовника дворянских родов Всероссийской империи, стр. 69

В Гербовнике Анисима Титовича Князева 1785 года имеется печати с гербами представителей рода Языковых:

  1. Герб Александра Андреевича Языкова: в серебряном поле щита изображен воин в золотом одеянии (Святой Михаил?) с копьем поражающий чёрного дракона. В левой части щита, сверху, золотой лук с натянутой тетивой и вложенной стрелой. Щит покрыт княжеской мантией с дворянской на нём короной.
  2. Герб Ивана Васильевича Языкова: в серебряном поле щита изображены накрест золотые фигуры (палка с одного конца раздвоенная, а с другого концы загнута). Щит увенчан коронованным дворянским шлемом с клейнодом на шее. Нашлемник: фигура повторяющаяся на щите от которых справа и слева ветви. Цветовая гамма намёта не определена.
  3. Герб лейб-кампанца, впоследствии генерал-майора (1763), члена Военной коллегии в чине генерал-поручик (1785) Петра Григорьевича Языкова: щит разделен вертикально на две части. В левой части, в чёрном поле, золотое стропило с тремя на нём горящими гранатами. Под стропилом одна, а над стропилом две серебряные пятиугольные звезды. В левой части, в серебряном поле, чёрный дракон, над ним красный натянутый лук с красной же стрелою остриём вниз. На шлеме лейб-кампанская шапка между двух чёрных крыльев с тремя серебряными звездами на каждом. Девиз «ЗА ВЕРНОСТЬ И РЕВНОСТЬ» (диплом от 07 февраля 1747)[3]. Примечание: Пётр Языков происходил из дворян Симбирского уезда, служил с 1737 года в гвардии Преображенского полка.
  4. Герб лейб-кампанца Алексея Языкова: щит разделён вертикально на две части, из которых в левой части, в чёрном поле, изображено золотое стропило с тремя на нём горящими гранатами. В левом части, в красном поле, три золотые стрелы остриями кверху. На острие каждой стрелы по серебряному месяцу рогами кверху. На шлеме лейб-кампанская шапка между двух чёрных орлиных крыльев с тремя серебряными звездами на каждом. Девиз «ЗА ВЕРНОСТЬ И РЕВНОСТЬ» (диплом от 25 ноября 1751). Примечание: Алексей языков происходил из дворян Новгородского уезда, служил в гвардии с 1729 года, пожалован из капралов гренадёрской роты Преображенского полка 31 декабря 1741 года в вице-капралы, умер в 1755 году[3].

Геральдика[править | править код]

В изъяснении на герб Петра Григорьевича Языкова, подписанном в апреле 1746 года В. Е. Адодуровым, отмечалось, что эмблема левого поля щита использованы для изъявления, как от предков оного Языкова, так и от него оказанной военной службы, потому что дракон обыкновенно за гиероглифический знак бодроствования, прилежания, храбрости и осторожности и умеренности почитается[3].

Ветви Ивана Никитича Мещерина-Языкова[править | править код]

  • от Андрея Ивановича

Симбирская ветвь Языковых по версии наиболее авторитетных исследователей данного рода, И. П. Сахарова и Ю. А. Захваткина, восходит к внуку Ивана Никитича Мещерина Языкова — Карпу Андреевичу. Родоначальником данной ветви является Александр Языков, сын Фёдора Ивановича Языкова и Пелагеи Андреевны Пановой (упом. 1669—1670), праправнук Карпа Андреевича, владевшего «половиной ключей по Нижнему Новгороду» и казнённого во время Опричнины.

Александр Фёдорович Языков, жил во второй половине XVII века, ему первому из Языковых было пожаловано имение в Симбирской губернии. Вероятно, его сын Василий Александрович основал село Языково.

От представителей данной ветви происходил симбирский помещик, отставной гвардии прапорщик Михаил Петрович (1774—1836), его дети:

Род записан в VI часть родословной книги Симбирской губернии.

Следующие ветви рода Языковых связаны с потомством внука Ивана Никитича Мещерина Языкова — Варфоломея Андреевича:

Ветвь Моисея Григорьевича, муромского и мещерского дворянина. В 1597 был новиком Муромского уезда. За Московское осадное сидение ему было пожаловано в вотчину поместье Мещерского уезда (1620). Его сыновья владели поместьями в Шацком, Арзамасском и Алатырском уездах.

Из позднейших представителей данной ветви Языковых наиболее известен Дмитрий Иванович (1773—1845). По определению Департамента Герольдии он был записан в III часть родословной книги Тамбовской губернии, как начавший собой особый род, по личным заслугам.

К ветви Фёдора Григорьевича, муромского помещика (с 1616), брата Моисея относится Пётр Александрович Языков (1800—1869) — генерал-лейтенант, инженер путей сообщения, директор Департамента железных дорог; род его записан в VI часть родословных книг губернии Тамбовской, Нижегородской и Владимирской.

Одна из ветвей рода Языковых, записанная по Владимирской губернии, восходит к третьему брату Моисея, Никите Григорьевичу Языкову, помещику Арзамасского уезда (упом. 1621—1623 гг.).

Известными потомками этой ветви являются:

Пётр Григорьевич (1756—1827) — генерал-майор, участник наполеоновских войн.

Дмитрий Семёнович (1793—1856) — начал службу ротмистром Кавалергардского полка (1818), затем был директором Департамента внешней торговли и членом совета Министра финансов.

Александр Петрович (1802—1878) — генерал-лейтенант, директор Училища правоведения.

  • от Игнатия Ивановича Хомяка Языкова

Ещё одна ветвь рода Языковых происходит от Ариста Петровича Языкова, бежецкого дворянина, родившегося в 1620 году. Он был правнуком Игнатия Ивановича Хомяка Языкова. Потомком этой ветви был Николай Львович Языков (ум. 1817, по др. данным — в 1824 г.), главный командир Черноморского флота, военный губернатор Севастополя и Николаева. Род записан в VI часть родословных книг Новгородской и Херсонской губернии.

  • от Афанасия Ивановича

К ветви брата Андрея Ивановича Языкова, Афанасия, восходят ветви московских бояр Лаптевых-Языковых. Они происходят от Ивана Афанасьевича Языкова, внука Ивана Мещерина Языкова. Иван Афанасьевич жил во второй половине XVI века и имел сына Семёна, по прозванию Лапоть, отчего потомки получили составную фамилию.

Сыновья Семёна Ивановича, Максим, Василий, Иван, Алексей, Фёдор и Пётр, были дворянами и боярами в первой половине XVII века. Максим сначала был дворянином в Бежецке, воеводой в Кашине и Муроме, а в 1640-х гг. становится московским дворянином. Василий и Иван были московскими дворянами уже во второй половине 1620-х гг. В свою очередь, Алексей и Пётр Семёновичи были поверстаны во дворяне города Белый Смоленской губернии. В дальнейшем, Алексей тоже перебирается в Москву, а Пётр остаётся смоленским дворянином. Потомки Петра Семёновича были записаны в родословные книги Тульской и Псковской губерний.

Старший сын Максима Семёновича, Андрей Максимович, был стольником, участвовал в усмирении возмутившихся башкир (1662), а второй — Иван Максимович — боярин, в 1671 году был стольником и заседал первым судьёй в дворцовом судном приказе, в 1676 г пожалован в думные постельничие, с управлением государевой мастерской палатой; впоследствии был начальником Оружейной, золотой и серебряной палат. Со смертью царя Фёдора Алексеевича он был удалён от двора Нарышкиными и в том же 1682 году убит во время стрелецкого бунта.

Сын его Семён Иванович — комнатный стольник и чашник царя Фёдора Алексеевича, подписавший постановление об уничтожении местничества (1682), думный дворянин (1688), участник Азовского похода (1696) член следственной комиссии по делу о стрелецком бунте (1699) и генерал-провиантмейстер (1700).

Ветвь рода Языковых, записанная в VI часть родословных книг Тульской и Псковской губерний, ведёт начало от Владимира Языкова, торопецкого дворянина (упом.1628-1630), который вероятно был сыном Петра Семёновича Языкова и внуком Семёна Ивановича Лаптя Языкова. Его четверо сыновей — Прокофий, Степан, Дмитрий и Василий — были жалованы вотчинами за «военные доблести».

Из потомства Матвея Никитича известен его правнук (вариант: внук), Василий Иванович, который был владимирским боярским сыном, сотником стрелецким (1586) и дворянином при посольстве на съезде с шведскими послами (1595). Потомки этой ветви были помещиками во Владимирской, Нижегородской и Саратовской губерниях. Наиболее известной персоной является Василий Иванович Языков (ум. 1832), вице-адмирал Черноморского флота и командир Херсонского порта.
Так же следует упомянуть:
Мария Несторовна, дочь Нестора Михайловича, включённая в список девиц, из которых в 1670 и в 1671 годах выбирал супругу царь Алексей Михайлович и приехавшая в Москву из Владимирского уезда из вотчины Михаила Хомякова — Языкова
Владимир Степанович, родившийся 10.02.1819 — действительный статский советник, Смоленский Вице-губернатор (1875 год), источник (Сахаров 0:123)
Дмитрий Григорьевич, родившийся в 1823 году; полковник Михайловских артиллерийских академии и училища Главного Артиллерийского управления («Общая роспись 1866—1867 и 1869 годов»), генерал-лейтенант, Инспектор пороховых заводов. Владелец имений Языково, Петровского уезда Саратовской губернии (1250 га, 166 душ на 1860 г.)
Василий Евфимович, родившийся в 1823 году; генерал-майор, Начальник Иркутского госпиталя (1877 г.), источник (Сахаров 0:83)
Михаил Дмитриевич, 01.07.1829 — до 1871, Нижегородский вице-губернатор, надворный советник Нижегородской палаты гражданского суда; член Совета по хозяйственной части Нижегородского Мариинского губернского института благородных девиц; статский советник, член Судебной палаты Московского округа (источник, Сахаров 0:148)

Ветвь Языковых, записанная в VI часть родословной книги Костромской губернии, происходит от Афиногена Языкова, жившего в середине XVII века и имевшего единственного сына Михаила Афиногеновича, стольника (1680—1692). По существующим в настоящее время родословным росписям у этой ветви нет документированной связи с потомством Енгулея-мурзы Языка, однако, без сомнения она принадлежит к описываемому роду.

Помимо описанных ветвей рода Енгулея Языка есть ещё целый ряд дворянских родов Языковых более позднего происхождения.

  • Языков Максим Семёнович — воевода в Бежецком-Верхе (1615—1616 и 1619), Верхотурье (1623—1624), Кашине (1626—1628), Муроме (1629—1630), Воронеже (1634—1635).
  • Языков Сава Александрович — воевода в Кузнецке (1627—1629), Мценске (1646—1647).
  • Языков Исай Васильевич — воевода в Суздале (1635—1636).
  • Языков Михаил Федорович — воевода в Перемышле (1648).
  • Языков Иван Семёнович — воевода в Осколе (1651), Валуйках (1658).
  • Языков Иван — воевода в Самаре (1661).
  • Языков Василий Васильевич — воевода в Рыбной Слободе (1679).
  • Языков Павел Петрович — окольничий (1672), воевода в Саранске (1677—1681) (два раза).
  • Языков Иван Андреевич — стольник, воевода в Тамбове (1680), Инсаре (1685), Терках (1690).
  • Языков Фёдор Павлович Большой — стольник, воевода в Саранске (1681—1682).
  • Языков Евдоким — стольник, воевода в Козлове (1681—1682)[5].
  • Языков Рюма — воевода в Верхтагильском остроге (1597).
  1. Сост: А. В. Антонов. Родословные росписи конца XVII века. — Изд. М.: Рос.гос.арх.древ.актов. Археогр. центр. Вып. 6. 1996 г. Языковы. стр. 342. ISBN 5-011-86169-1 (Т.6). ISBN 5-028-86169-6.
  2. Ф. И. Миллер. Известия о дворянах российских. — СПб. 1790 г. М., 2017 г. Языковы. стр. 493. ISBN 978-5-458-67636-6.
  3. 1 2 3 Сост. А. Т. Князев. Гербовник Анисима Титовича Князева 1785 года. Издание С. Н. Тройницкий 1912 г. Ред., подгот. текста, послесл. О. Н. Наумова. — М. Изд. «Старая Басманная». 2008 г. Языковы. стр. 214—215. ISBN 978-5-904043-02-5.
  4. ↑ Черейский Л. А. Языков А. М. // Черейский Л. А. Пушкин и его окружение / АН СССР. Отд. лит. и яз. Пушкин. комис. Отв. ред. В. Э. Вацуро. — 2-е изд., доп. и перераб. — Л.: Наука. Ленингр. отд-ние, 1989
  5. Чл.археогр.ком. А. П. Барсуков (1839—1914). Списки городовых воевод и других лиц воеводского управления Московского государства XVII столетия по напечатанным правительственным актам. — СПб. тип М. М. Стасюлевича. 1902 г. Языковы. стр. 605. ISBN 978-5-4241-6209-1.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *