Картина голубая земля как у жоана миро: Миро, Жоан — Википедия – 10 самых известных картин Миро

6Сен - Автор: admin - 0 - Рубрика Разное

Миро, Жоан — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Миро.

Жоа́н Миро́-и-Ферра́ (под влиянием испанского языка пишется также Хоан и Хуан; кат. Joan Miró i Ferrà, 20 апреля 1893, Барселона — 25 декабря 1983, Пальма-де-Мальорка) — каталонский (испанский) художник, скульптор и график. Направление его творчества — абстрактное искусство. Миро также близок к сюрреализму, работы художника похожи на бессвязные детские рисунки и содержат фигуры, отдалённо похожие на реальные предметы.

Жоан Миро родился в Барселоне в 1893 году. В 1900 году Миро поступил в частную школу, где посещал, помимо прочего, уроки рисования. В 1907 году поступил в Школу изящных искусств Ла Лонха к Модесту Урхелю, а в 1910 году закончил бухгалтерские курсы в коммерческой школе Барселоны. Годом позже художник заболел, лечился на родительской ферме в Монт-роч-дель-Камп. С 1912—1915 годах учился в частной художественной школе Франсиско Гали в Барселоне, в этом же году пишет первые картины.

После учёбы Жоана Миро забрали на шестимесячную военную службу. В 1917 году состоялась первая персональная выставка художника

[6].

В 1920 году Миро приезжает в Париж, знакомится с Пикассо и другими художниками. В 1921 году художник работал над картиной «Ферма», купленной Эрнестом Хемингуэем. В 1928 году художник посещает Голландию, создаёт серию «Голландские интерьеры». В 1929 году Жоан Миро вступает в брак с уроженкой острова Майорка Пилар Хункоса Иглесиас. В 1930 году у художника рождается дочь Мария. В 1933 году в Барселоне проходит выставка коллажей Миро. В период гражданской войны (1936—1939) Миро живёт на своей ферме[6].

В 1937 году переехал в Париж, скрываясь от фашизма. В Париже Миро живёт в маленькой дешевой гостинице, пишет картину «Натюрморт со старым ботинком», рисует афишу «Помогите Испании!», призывая весь мир к борьбе с фашизмом. Во время Второй мировой войны Миро переезжает в Варанживиль, маленькую деревню на побережье Нормандии. В 1947 году Миро получает заказ на роспись стен ресторана «Ле Гурме» и террасы гостиницы «Хилтон» в Цинциннати. В 1948 году — Миро возвращается в Париж. В 1950 году Миро пишет фреску для Гарвардского университета, а в 1955 году расписывает стены парижского отделения Юнеско. В 1975 году в Барселоне основан Фонд Жоана Миро

[6].

Миро испытывал сильное влияние фовизма, кубизма и экспрессионизма. Он развивается в живопись постепенно, например его работа «Ферма» (1921—1922). Он остаётся в Париже, его работы становятся более сказочными, совпадающими с сюрреализмом, но без следования этому движению. Во многих интервью и трудах в 1930-х, Миро хотел отказаться от обычных методов живописи, достичь формы современного выражения без соблюдения требований или эстетики этих методов.

Похоронен на Монжуикском кладбище (кат. Cementiri de Montjuïc) в Барселоне.

  • Работы Жоан Миро
  • Женщина и птица.

  • Персонаж Миро

Цветущий сад: Жоан Миро и его вдохновение

Как у всякого каталонца, у Жоана Миро была одна родина. Ему многое дал Париж, где он сложился как художник и получил первое признание, но без Барселоны и ее живописных окрестностей эта живопись была бы совсем другой.

«Все, что я рисую, я видел здесь в полях или на морском берегу», — говорил Миро.

Вот его «Охотник (Каталонский пейзаж)» (1923 — 1924) — солнечное побережье, населенное чайками и насекомыми, флажки на ветру. Или «Купающаяся женщина»

(1925), а точнее, знак женщины: черные линии — тело, желтые — волосы, в бескрайнем пространстве, где небо и волны сливаются в синем, а месяц отражается в воде.

© Репродукция картины Жоана Миро

Репродукция картины Жоана Миро «Купающаяся женщина»

Картина «Ферма» (1921 — 1922) — одна из ранних и очень важных работ Миро, к тому времени пережившего увлечение фовизмом, кубизмом, две неудачные выставки (одну на родине, другую — в Париже) и сильный нервный срыв.

Родители не особенно приветствовали стремление сына стать художником и надеялись, что он получит серьезную профессию. Отец Миро был часовщиком, мать — ювелиром, но для сына они выбрали бухгалтерские курсы в коммерческой школе. Миро даже успел поработать по образованию, но вскоре заболел тифом (вот уж действительно, нет худа без добра) и отправился восстанавливать силы на семейную ферму в Монт-роч-дeль-Kaмп.

Свои сельские впечатления он вложил в работы «Следы телеги» и «Огород с ослом» (обе — 1918), где мир последовательно рождался из всего, что окружало художника — из песка, облака, дерева, грядки, куста, цветка, стоящего ослика. Итог этих опытов — «Ферма» (1921 — 1922), начатая на родине и завершенная в Париже, представляла собой полотно, на котором, по словам Миро, он хотел изобразить мир от горы до муравья.

© Репродукция картины Жоана Миро

Репродукция картины Жоана Миро «Огород с ослом»

В эту работу в Париже влюбился Хемингуэй: «В ней есть все, что ты чувствуешь в Испании, когда ты там, и все, что чувствуешь, когда тебя там нет. Никто другой не мог бы так выразить эти чувства в одной картине».

Восторга писателя не разделяли арт-дилеры: никто, вспоминал Миро, не хотел «видеть картину и тем более ее продавать», долгое время она висела в подвале одной из галерей (да и то попала туда скорее всего по протекции Пикассо), а чтобы как-то исправить положение, предприимчивый владелец предлагал порезать полотно размером 132 на 147 см на восемь частей.

© Репродукция картины Жоана Миро

Репродукция картины Жоана Миро «Ферма»

Хозяином «Фермы», в конце концов, стал Хемингуэй. В то время начинающий писатель, живший на скромные заработки от газетных статей, купил ее в рассрочку, а когда на последнюю выплату не хватило, он вместе с друзьями собирал недостающую сумму в знакомых барах. В отличие от продавцов, писатель никогда «не променял бы эту картину ни на какую другую картину в мире». Сегодня увидеть полотно можно в Национальной галерее США.

Голод

В Париже Миро все чаще питался финиками: жизнь безвестного художника не предполагала особенных излишеств. У знакомого испанца, скульптора Пабло Гаргальо, он снимал небольшую мастерскую на улице Бломе на Монпарнасе, где вскоре сложилась целая группа художников-единомышленников.

«Это было тяжелое время. Моя печка, которую я купил на блошином рыке, совсем не грела. Однако у меня в мастерской было очень чисто. Я сам вел хозяйство. Поскольку я был беден, то мог позволить себе обед лишь раз в неделю, все остальное время питался финиками», — вспоминал Миро.

Должен ли художник быть голодным — вопрос открытый, но случай с Миро — особенный: голод оказался топливом для его вдохновения, точнее … «голод  стал прекрасным источником для галлюцинаций. Я мог долго сидеть, глядя на стены, пытаясь захватить те формы, что увидел, на бумаге или мешковине».

Странно звучит только если не знать, что парижский период — это время знакомства Миро с сюрреалистами во главе с Андре Бретоном. Их идеи автоматизма, освобождения бессознательного, внимания к галлюцинациям и снам как главному источнику творчества, бескомпромиссным смелым языком стали одним из самых сильных и долгих впечатлений художника, «переболевшего» кубизмом, чтобы двинуться дальше.

С того времени мир привычных форм, как в «Ферме», навсегда уходит в прошлое: собака больше не будет собакой, а дерево — деревом. Мир воображения вызывал новые формы, одновременно земные и небесные, знакомые и ирреальные. Картина «Пашня» (1923 — 1924) — это мир на грани сна: в кроне дерева появляется глаз и «растет» морковь, к привычным предметам добавляются геометрические фигуры и изогнутые линии.

© Репродукция картины Жоана Миро

Репродукция картины Жоана Миро «Пашня»

В работах маслом и карандашом «Голова каталонского крестьянина» (1924 — 1925) Миро прокладывает путь от портрета к образу — крестьянин складывается из черных линий, красной шляпы. В полотне

«Капля росы, падающая с крыла птицы, будит Розали, спящую в тени паутины»(1939) и каплю росы, и крыло птицы, и спящую Розали зрителю предстоит найти (успешно ли?) самому — глядя на диковинные создания, каких не существует в природе.

© Репродукция картины Жоана Миро

Репродукция картины Жоана Миро «Голова каталонского крестьянина»

«Голубая звезда» — по мнению самого Миро, одна из самых важных его работ. Созданная в 1927-м, она относится к циклу «картин-сновидений». Год назад работа художника, когда-то не способного продать ни работы, а сегодня — одного из самых продаваемых в мире, ушла с молотка на Sotheby’s за рекордные для Миро 36,9 миллионов долларов.

© Репродукция картины Жоана Миро

Репродукция картины Жоана Миро «Голубая звезда»

Наскальная живопись

«После наскальной живописи ничего великого в изобразительном искусстве создано уже не было», — как-то сказал Миро. Пещерные рисунки живут и в его работах: полудетская безыскусность в них сочетается с неприкрытой сексуальностью, наивное — с грубым, поэтическое — с земным. Постоянные мотивы работ Миро — звезды, глаза, ладони, половые органы, птицы.

«Мужчина и женщина перед кучей экскрементов» (работа, сделанная на листе меди, 1935) и сами — словно пещерные люди. Фон полотна здесь — безжизненный и темный, а тона красок, выбранные для странной пары — непривычно ядовиты. Это — предчувствие опасности, крушения, надвигающейся беды: в следующем году начнется Гражданская война в Испании, а скоро и Вторая мировая накроет всю Европу.

© Репродукция картины Жоана Миро

Репродукция картины Жоана Миро «Мужчина и женщина перед кучей экскрементов»

Диковинные существа, силуэты птиц и женщин, перетекающие друг в друга фигуры в цикле

«Созвездия» (1939 — 1940), созданные незадолго до отъезда на родину — коллективное бессознательное, вечные знаки движения, мужского и женского начал, Солнца и луны, жизни и смерти, уводившие от ужаса мировых потрясений в собственную вселенную.

«Я рисовал свободные неистовые вещи», — так художник однажды ответил на вопрос о том, каким был его личный протест против режима Франко.

© Репродукция картины Жоана Миро

Репродукция картины Хуана Миро «Тайны и создвездия. Любовь к женщине»

Первобытное искусство Миро считал ключевым еще и потому, что оно не знало никаких традиций, и, следовательно, было самым честным: для художника, мечтавшего «убить живопись» и «перестать быть Миро», чтобы «избавиться от фальшивого эго», лучше не придумать.

В надежде на счастливое освобождение Миро отказывался от привычного художественного языка — прибегал к новым техникам, использовал необычные материалы вроде бечевки, рисовал дегтем и песком на мазоните (серия «Дикие картины»), писал впечатляющие абстракции, чья энергия рождалась из крупных свободных мазков, смелых цветовых сочетаний, даже сжигал работы, превращая в произведение искусства горящее полотно.

И все же «убить живопись» мечтали многие (у нас на смертоносный удар претендовал Малевич со своим «Черным квадратом»), а она все продолжала прорастать новыми смыслами в работах своих «убийц». Вот и с Миро все не так просто: его картины знали и осмысляли искусство прошлого.

© Репродукция картины Жоана Миро

Репродукция картины Жоана Миро «Спасательная лестница», 1940 год

Изобретая свой язык, Миро смотрел на полотна Яна Стена и Хендрика Сорга, чтобы, оказавшись покоренным умением голландцев «выделять и делать видимыми точки размером с зернышко пыли, концентрировать внимание зрителя на крохотные искорки посреди моря неясности», переложить их произведения на свой язык, придумывая собственные микрокосмы — словно цитировал Босха. 

Зрелый Миро — это и восторг перед японской гравюрой, и перед полотнами Ротко и Поллока, и перед постимпрессионизмом, когда-то, казалось, навсегда «сброшенным с корабля истории». Сюрреалистам Сезанн казался ограниченным — человеком, рисовавшим просто яблоки, просто кувшины. «Сегодня, глядя на его работы, я понимаю: это изумительный художник».

Коробок и сигарета

В 1950-е Миро переселился на Мальорку, где творил в своей мастерской до самой старости — писал картины, создавал скульптуры, гравюры, керамику и шелкографии, работал над книжной графикой.

О художнике прекрасно писал Ионеско: «Вам приходилось видеть, как работает Жоан Миро, этот радостный, счастливый человек, ощущающий себя создателем в любой из моментов, когда он рисует, делает наброски, что-то конструирует, рассказывает или напевает?

Он захвачен своим порывом, и мы уносимся вместе с ним в его порыв и его взлет. Это довольно редкое явление — находиться в присутствии столь живительной и тонизирующей энергии. Каждое из произведений Миро — это танцующий сад, поющий хор, опера, расцвеченная цветами, рождающимися в лучах света…  Этот дар — милость Божия».

© Репродукция картины Жоана Миро

Репродукция картины Хуана Миро «Крылья жаворонка, окруженные золотисто — голубым, присоединяются к сердцу мака, спящего на усыпанном бриллиантами лугу»

Для Миро такая метафора — точно в цель: он и сам сравнивал свои картины с садом, в котором срезал розы и выпалывал сорняки. Говорить об источниках вдохновения Жоана Миро нужно и невозможно — то же самое, что рассказывать про существа с его картин: они описывали весь мир и не были этим миром. Так от сюрреализма Миро двигался дальше — чтобы охватить не сон, но и явь, и Мальорку, и Париж, и ужасы войны, и радости мира, безграничное — и невидимое глазу. 

«Для меня объект есть нечто живое, эта сигарета или этот коробок спичек содержат секретную жизнь, намного более интенсивную, чем некоторые люди».

А Пабло Пикассо обратился к своему соотечественнику так: «После меня новые двери открываете вы». 

Хуан Миро: разнообразие стилей и форм — Искусство

Творчество современных художников не перестает удивлять, восхищать, а иногда и просто сбивает с ног современного зрителя фантазией и оригинальностью. Сегодня знакомство с удивительными работами художника Сергея Ивченко, соединившего в своих творениях старинную технику иконописи, стиль фэнтези, некий отголосок сюрреализма и свое современное мировоззрение.

 

Уникальная живопись от Сергея Ивченко.

 

Стиль живописи Сергея Ивченко настолько филигранен и красочен, что пройти равнодушным мимо его работ практически невозможно. Картины живописца буквально цепляют взгляд и заставляют подробно рассматривать каждый образ, каждую деталь, а также ассоциативно мыслить, включая фантазию и проводя параллели между прошлым и настоящим.

 

 

Уникальная живопись от Сергея Ивченко.

 

Практически все произведения мастера представляют собой подобие средневековых миниатюр, с творческой идеей, художественным замыслом и сюжетной линией, оригинальным композиционным решением и авторскими техническими приемами. А вот декоративность стиля и сказочное их содержание очень сильно сближает их с иллюстрациями к литературным произведениям. За каждой картиной стоит маленькая история, которая может поведать зрителю довольно о многом.

 

 

Уникальная живопись от Сергея Ивченко.

 

Художник, вдохновленный эпохой средневековья, через уникальное творчество создал свое авторское лицо, а отработав технические приемы — и почерк, который сложно спутать с чьим-либо другим. Так, погружая образы своих героев в атмосферу соответствующей эпохи, автор использовал и атрибуты, и одеяния, и вычурные головные уборы, и такие же невообразимые музыкальные инструменты, причем, не упустив случая домыслить, дофантазировать или представить изображаемое через миры своих сновидений.

 

 

Уникальная живопись от Сергея Ивченко.

 

Нужно отметить, что множество образов, созданных Сергеем Ивченко, несут в себе музыкальный подтекст, причем не только по сюжету, а и по цветовой палитре. Присмотритесь — насыщенная цветовая гамма, и изысканное композиционное строение картин имеют целостность и красивое гармоничное звучание.

 

 

Уникальная живопись от Сергея Ивченко.

 

Отдельно несколько слов хочется сказать о фоне в виде фантастических пейзажей, различных драпировок, и орнаментальной текстуры тканей. К этому элементу своих творений художник подошел с особой скрупулезностью. Мало того, он специальным техническим приемом буквально «состарил» свои картины, нанеся на них слой многовекового времени.

 

 

Уникальная живопись от Сергея Ивченко.

 

Трещинки, кракелюры служат дополнительным связующим звеном, соединяющим средневековую эпоху с современностью и смотрятся очень эффектно.

 

 

Музыкальные сюжеты — излюбленная тематика художника

Уникальная живопись от Сергея Ивченко.

Уникальная живопись от Сергея Ивченко.

Уникальная живопись от Сергея Ивченко.

Уникальная живопись от Сергея Ивченко.

Уникальная живопись от Сергея Ивченко.

Несколько слов о художнике

Сергей Ивченко — художник мира.

 

Сергей Ивченко родился в 1954 году во Франкфурте-на-Одере, Германия. В 1976 году, окончив художественный институт в Москве, стал дипломированным художником. Более 15 лет Сергей Ивченко трудился в различных художественных студиях столицы, а вначале 90-х выехал на постоянное место жительство в Израиль. Там несколько лет занимался компьютерной графикой, а позже стал арт-директором в компании «Утопия», Хайфа. В 1996-2000 годах работал в своей студии в деревне художников Эйн ха-Кармель.

 

 

Уникальная живопись от Сергея Ивченко.

 

Лучшая из его работ — икона «Преображение» была представлена Папе Римскому Иоанну Павлу II и находится в Риме. Разумеется, что этот факт стал для мастера наивысшим признанием его таланта. Тесно сотрудничая с Немецким художественным обществом, живописец, начиная с 2000-х, стал часто посещать Германию и устраивать экспозиции своих работ в ведущих галереях. Его монументальные работы этого периода можно увидеть в Музее пива в Шветцингене, Интернет-кафе в Мангейме, в Офисе городской гвардии Германии. Многие из его работ также являются частью частных собраний немецких коллекционеров, и не только.

 

 

Уникальная живопись от Сергея Ивченко.

 

К сожалению, творческая карьера и жизненный путь художника прервались почти 12 лет тому назад. Сергей Ивченко трагически погиб 21 сентября 2008 года.

 

 

Уникальная живопись от Сергея Ивченко.

 

И, наконец, хотелось бы отметить, что удивительным картинам Сергей Ивченко присуща некая загадка, выраженная в вычурных предметах старины, в оригинальных образах, в насыщенной цветовой гамме, которая и погружает зрителя в сказочную атмосферу. Работы Сергея Ивченко буквально излучают по детски чистую душу — с одной стороны и зрелую мудрость — с другой, поэтому они интересны — как взрослой аудитории зрителей, так и детской.

 

 

Уникальная живопись от Сергея Ивченко

Жоан Миро – биография и картины художника в жанре Сюрреализм – Art Challenge

Жоан Миро-и-Ферра (под влиянием испанского языка пишется также Хоан и Хуан; кат. Joan Miro i Ferra, 20 апреля 1893, Барселона — 25 декабря 1983, Пальма-де-Мальорка) — каталонский (испанский) художник, скульптор и график. Направление его творчества — абстрактное искусство. Миро также близок к сюрреализму, работы художника похожи на бессвязные детские рисунки и содержат фигуры, отдалённо похожие на реальные предметы.

Жоан Миро родился в Барселоне в 1893 году. В 1900 году Миро поступил в частную школу, где посещал, помимо прочего, уроки рисования. В 1907 году поступил в Школу изящных искусств Ла Лонха у Модеста Урхеля, а в 1910 году закончил бухгалтерские курсы в коммерческой школе Барселоны. Годом позже художник заболел, лечился на родительской ферме в Монт-роч-дель-Камп. С 1912—1915 годах учился в частной художественной школе Франсиско Гали в Барселоне, в этом же году пишет первые картины. После учёбы Жоана Миро забрали на шестимесячную военную службу. В 1917 году — состоялась первая персональная выставка художника.

В 1920 году Миро приезжает в Париж, знакомится с Пикассо и другими художниками. В 1921 году художник работал над картиной «Ферма», купленной Эрнестом Хемингуэем. В 1928 году художник посещает Голландию, создаёт серию «Голландские интерьеры». В 1929 году Жоан Миро вступает в брак с уроженкой острова Майорка Пилар Хункоса Иглесиас. В 1930 году у художника рождается дочь Мария. В 1933 году в Барселоне проходит выставка коллажей Миро. В период гражданской войны (1936—1939), Миро живёт на своей ферме.

В 1937 году переехал в Париж, скрываясь от фашизма. В Париже Миро живёт в маленькой дешевой гостинице, пишет картину «Натюрморт со старым ботинком», рисует афишу «Помогите Испании!», призывая весь мир к борьбе с фашизмом. Во время Второй мировой войны Миро переезжает в Варанживиль, маленькую деревню на побережье Нормандии. В 1947 году Миро получает заказ на роспись стен ресторана «Ле Гурме» и террасы отеля «Хилтон» в Цинциннати. В 1948 году — Миро возвращается в Париж. В 1950 году Миро пишет фреску для Гарвардского университета, а в 1955 году расписывает стены парижского отделения Юнеско. В 1975 году в Барселоне основан Фонд Жоана Миро.

Миро испытывал сильное влияние фовизма, кубизма и экспрессионизма. Он развивается в живопись постепенно, например его работа «Ферма» (1921—1922). Он остаётся в Париже, его работы становятся более сказочными, совпадающими с сюрреализмом, но без следования этому движению. Во многих интервью и трудах в 1930, Миро хотел отказаться от обычных методов живописи, достичь форму современного выражения без соблюдения требований или эстетики этих методов.

Жоан Миро-и-Ферра (под влиянием испанского языка пишется также Хоан и Хуан; кат. Joan Miro i Ferra, 20 апреля 1893, Барселона — 25 декабря 1983, Пальма-де-Мальорка) — каталонский (испанский) художник, скульптор и график. Направление его творчества — абстрактное искусство. Миро также близок к сюрреализму, работы художника похожи на бессвязные детские рисунки и содержат фигуры, отдалённо похожие на реальные предметы.

Жоан Миро родился в Барселоне в 1893 году. В 1900 году Миро поступил в частную школу, где посещал, помимо прочего, уроки рисования. В 1907 году поступил в Школу изящных искусств Ла Лонха у Модеста Урхеля, а в 1910 году закончил бухгалтерские курсы в коммерческой школе Барселоны. Годом позже художник заболел, лечился на родительской ферме в Монт-роч-дель-Камп. С 1912—1915 годах учился в частной художественной школе Франсиско Гали в Барселоне, в этом же году пишет первые картины. После учёбы Жоана Миро забрали на шестимесячную военную службу. В 1917 году — состоялась первая персональная выставка художника.

В 1920 году Миро приезжает в Париж, знакомится с Пикассо и другими художниками. В 1921 году художник работал над картиной «Ферма», купленной Эрнестом Хемингуэем. В 1928 году художник посещает Голландию, создаёт серию «Голландские интерьеры». В 1929 году Жоан Миро вступает в брак с уроженкой острова Майорка Пилар Хункоса Иглесиас. В 1930 году у художника рождается дочь Мария. В 1933 году в Барселоне проходит выставка коллажей Миро. В период гражданской войны (1936—1939), Миро живёт на своей ферме.

В 1937 году переехал в Париж, скрываясь от фашизма. В Париже Миро живёт в маленькой дешевой гостинице, пишет картину «Натюрморт со старым ботинком», рисует афишу «Помогите Испании!», призывая весь мир к борьбе с фашизмом. Во время Второй мировой войны Миро переезжает в Варанживиль, маленькую деревню на побережье Нормандии. В 1947 году Миро получает заказ на роспись стен ресторана «Ле Гурме» и террасы отеля «Хилтон» в Цинциннати. В 1948 году — Миро возвращается в Париж. В 1950 году Миро пишет фреску для Гарвардского университета, а в 1955 году расписывает стены парижского отделения Юнеско. В 1975 году в Барселоне основан Фонд Жоана Миро.

Миро испытывал сильное влияние фовизма, кубизма и экспрессионизма. Он развивается в живопись постепенно, например его работа «Ферма» (1921—1922). Он остаётся в Париже, его работы становятся более сказочными, совпадающими с сюрреализмом, но без следования этому движению. Во многих интервью и трудах в 1930, Миро хотел отказаться от обычных методов живописи, достичь форму современного выражения без соблюдения требований или эстетики этих методов.

Сохранить

Хуан Миро. Наивный сюрреализм, рожденный в душе веселого каталонца, глядящей на мир как на свое продолжение

Так вот, о наскальной живописи. Древнейшие ее образцы в Европе – им около 40 тысяч лет – представляют собой точку, отпечаток ладони и изображение женской пиписьки. Т.е., грубо говоря, уже самые первые европейские художники ценили в искусстве непонятку, самопрезентацию и похабство. Теперь вы видите, какую богатую традицию имеют «Черный квадрат», выходки концептуалистов и голый Кулик. Ну, а насчет того, что с тех седых времен ничего великого не было создано, Миро (1893-1983), конечно, загнул. Любил он эпатажно взбодрить информационное поле, чего уж там*. Что же касается непонятки, самопрезентации и похабства – то этого в его работах хватает. Сами увидите.

Странно, что Миро-папа, ювелир, сын кузнеца и внук изготовителя мебели – т.е. представитель семейной традиции, связанной с искусством – хотел определить Миро-сына по бухгалтерской линии. Будешь, говорит ему, всю жизнь цифры считать. Хотя сынок-то больше всего как раз рисованием интересовался. Из-за этого ужасного семейного деспотизма пришлось Миро-юноше закончить какой-то торговый техникум и даже поработать малость по профессии. Правда, папаша разрешил ему параллельно учиться в барселонской Академии изящных искусств, где незадолго до этого набирался ума сам Пикассо. Неразрешимый конфликт между счётами и палитрой разрешился благодаря тифу – Миро долго болел, а потом еще долго пребывал ослабленным и не мог регулярно составлять нормативную калькуляцию по действующим нормам. В общем, плюнул папенька и разрешил сыну стать знаменитым художником.

Миро еще поучился в частной художественной школе в Барселоне, понаделал картинок и устроил в 1917 году свою первую персоналку. Он выставил шестьдесят с лишним в основном фовистских работ – для Барселоны это тогда было круто – но ни одну не продал – для барселонцев это было еще чересчур круто.

Хуан Миро. Наивный сюрреализм, рожденный в душе веселого каталонца, глядящей на мир как на свое продолжение
Портрет Энрико Рикара

Но Миро не загрустил, а продолжил работу. Как обычно бывает у художников в начале карьеры, его стиль быстро изменился. Миро вступил в период поэтического реализма.

Хуан Миро. Наивный сюрреализм, рожденный в душе веселого каталонца, глядящей на мир как на свое продолжение
Огород с ослом

Хуан Миро. Наивный сюрреализм, рожденный в душе веселого каталонца, глядящей на мир как на свое продолжение
Следы телеги

В сущности, это уже были совершенно самостоятельные работы, которые гарантировали Миро место в истории испанского искусства. Поэтичности этот реализм достигает за счет большого количества мелких деталей, написанных хоть и обобщенно и декоративно, но тщательно и с любовью. Это напоминает работы мастеров Северного Возрождения, на которых тоже дотошно и любовно перечислены все мелочи, составляющие в совокупности мироздание – ведь каждую их этих мелочей создал Бог, следовательно, она прекрасна, и пренебречь ею никак нельзя. При этом видно, что Миро, как и положено авангардисту, любит в первую очередь не натуральную мелочь, наблюдаемую в природе, а ту, которая у него в картине – больно уж она у него условна, затейлива и хорошо вписана в декоративно организованную плоскость. Это обилие мелких и правильно расположенных мелочей надолго станет одним из важных формообразующих принципов в творчестве Миро. Как и наивный детский взгляд на мир.

Ну, а потом Миро, опять же, как и положено авангардисту, уехал в Париж, где познакомился с земелей Пикассо и попал на время под обаяние кубизма.

Хуан Миро. Наивный сюрреализм, рожденный в душе веселого каталонца, глядящей на мир как на свое продолжение
Натюрморт с кроликом

Хуан Миро. Наивный сюрреализм, рожденный в душе веселого каталонца, глядящей на мир как на свое продолжение
Стоящая обнаженная

Прямо скажем, кубизма тут не очень много, а тот, что имеется – это весьма своеобразный кубизм. Ну да, тут есть несколько точек зрения, есть силовые линии в пространстве. Но обилие тех же деталей (в «Кролике»), цветовая гамма и набор предметов совсем не кубистические. Петухов в кубизме не держали. Но, бог с ним, с кубизмом, он, к тому времени, к 1923-24 гг., был уже не актуален. Сюрреализм маячил на горизонте.

В те времена Миро снимал мастерскую в районе Монпарнас, на улице Бломе. Соседом был интуитивно продвигавшийся в сторону сюрреализма Андре Массон. Туда же двигался Миро. Вот его характерные работы того периода:

Хуан Миро. Наивный сюрреализм, рожденный в душе веселого каталонца, глядящей на мир как на свое продолжение
Вспаханная земля

Хуан Миро. Наивный сюрреализм, рожденный в душе веселого каталонца, глядящей на мир как на свое продолжение
Каталонский пейзаж

В мастерские на Бломе постоянно шлялись, почуяв родное, дадаисты типа Тристана Тцары и Пьера Реверди. Ну, еще там тусовались, скажем, Генри Миллер и Э. Хемингуэй, но это к делу не относится. А вот то, что там часто пребывали Антонен Арто, Поль Элюар, Робер Деснос и Жан Дюбюффе, относится. Ну, и понятно, какие там разговоры велись, с такой-то публикой. Психоанализ, подсознание, бессознательное, то, сё, фиго-моё, архетип-шмархетип. А потом там появился Бретон и придал этим разговорам твердую методологическую базу и теоретическое обоснование. Он еще купил несколько работ Миро, что было более чем актуально – Миро, в основном, питался тогда финиками. Вскоре появился первый манифест сюрреализма, и Миро был среди его подписантов. «Миро — самый большой сюрреалист среди нас», — говорил тогда Бретон.

До сих пор еще сюрреализм в массовом сознании ассоциируется с Дали**. Но в том-то и дело, что абстрактные местами работы Миро в той же степени репрезентуют сюрреализм, что и работы Дали. Ну, сколько можно это говорить? Все, в последний раз повторяю, больше не буду.

Хуан Миро. Наивный сюрреализм, рожденный в душе веселого каталонца, глядящей на мир как на свое продолжение
Собака, лающая на Луну

Хуан Миро. Наивный сюрреализм, рожденный в душе веселого каталонца, глядящей на мир как на свое продолжение
Карнавал Арлекина

Хуан Миро. Наивный сюрреализм, рожденный в душе веселого каталонца, глядящей на мир как на свое продолжение
Человек, бросающий камень в птицу

«Может быть, у Хуана Миро есть только одно желание — забыть обо всем и рисовать, только рисовать, отдаться этому чистому автоматизму, к которому я неустанно призываю, ценность и глубокую мотивацию которого Миро, как я подозреваю, проверил самостоятельно, только очень бегло. Не исключено, что он будет считаться наиболее сюрреалистическим из нас всех», — это сказал Бретон, а ему верить надо.

Сюрреализм Миро рожден в той части бессознательного, где находятся детские и первобытные переживания – они же очень близки и похожи. Как близки и похожи онтогенез и филогенез – такие картинки, как у Миро, могли бы писать/рисовать и дети, и люди неолита. Только, в отличие от других сюрреалистов, у Миро эти переживания почти всегда позитивные. Вот редкие примеры негатива:

Хуан Миро. Наивный сюрреализм, рожденный в душе веселого каталонца, глядящей на мир как на свое продолжение
Мужчина и женщина перед кучей дерьма

Хуан Миро. Наивный сюрреализм, рожденный в душе веселого каталонца, глядящей на мир как на свое продолжение
Натюрморт со старым ботинком

Эти работы были им сделаны во время испанской гражданской войны, чем и оправдана их негативность. «Натюрморт» вообще удивителен – понятно, что он восходит к жанру vanitas, в котором иконографически обязательно изображение черепа. Здесь вместо черепа – старый ботинок, но все понятно.

Хуан Миро. Наивный сюрреализм, рожденный в душе веселого каталонца, глядящей на мир как на свое продолжение
Тайны и созвездия. Любовь к женщине

За пределами же этих исключений Миро миролюбив и светел. Его работы населены какими-то биоморфными гротескными образованиями, которые смешны, витальны и самодостаточны. Еще про них можно сказать, что они – архетипичны, как бы находятся в нашем подсознании и несут в себе как бы изначальную символику жизни, оплодотворения, рождения и развития. Но не смерти. Они живут в каком-то пространстве, которое благодаря разомкнутости композиции представляется бесконечным, энергично и шумно перемещаются и удивительным образом не сталкиваются. Вообще, несмотря на достаточную плотность населения на квадратный сантиметр холста, работы Миро выглядят очень гармонично и уравновешенно. Такой хорошо организованный хаос. Немного похоже на работы Кандинского и Клее. А по общему безумию фантазии они напоминают архитектуру земляка Миро Антонио Гауди.

Сюрреализм, как вы уже знаете – вы же прочитали мой текст про него — повествует об истинной свободе, живущей в бессознательном. В изложении Миро эта свобода есть незавершенность, движение, гармония и красота, несмотря на всю неоднозначность того адреса, по которому она прописана.

Главные свои работы Миро сделал в 1920-30 гг. Позже он становится лаконичнее.

Хуан Миро. Наивный сюрреализм, рожденный в душе веселого каталонца, глядящей на мир как на свое продолжение
Крыло жаворонка, воссоединяющее с золотисто-голубым сердце мака, спящего на усыпанном диамантами лугу

Тут очень бы хотелось сказать, что визуальную лаконичность Миро компенсирует вербальной обильностью, но это было бы неправильно. Склонностью к таким многоэтажным названиям сюрреализм отличался всегда.

В 1954 году Миро получил премию на Венецианской биеннале. Бретон, совершенно в робеспьеровском стиле эпохи бури и натиска, отлучил его от сюрреализма, не без оснований заявив, что сюрреализм должен находится в конфронтации с этим тупым и скотским миром и, естественно, награждаться им не может. Миро, и раньше-то не особо участвоваший в буйной социально-политической жизни сюрреалистов, особо не опечалился. Он продолжал работать.

Как многие стареющие и напряженно трудившиеся всю жизнь авангардисты, Миро начинает выходить за рамки живописи в керамику, скульптуру и монументальное искусство. Я тут покажу только его скульптуры, а то и так картинок много.

Хуан Миро. Наивный сюрреализм, рожденный в душе веселого каталонца, глядящей на мир как на свое продолжение
Большое материнство

Хуан Миро. Наивный сюрреализм, рожденный в душе веселого каталонца, глядящей на мир как на свое продолжение
Два фантастических персонажа

Хуан Миро. Наивный сюрреализм, рожденный в душе веселого каталонца, глядящей на мир как на свое продолжение
Названия этой работы я не нашел – А. К.

Вот вам и непонятка, и самопрезентация, и похабство. Самопрезентация здесь – в виде легко узнаваемого стиля (похабство и непонятка – понятно где).

Бонус
Хуан Миро. Наивный сюрреализм, рожденный в душе веселого каталонца, глядящей на мир как на свое продолжение
Ферма

Одна из самых известных работ Миро 1922 года. Была куплена в рассрочку нищим тогда Эрнестом Хемингуэем. Во времена СССР я ее видел на обложке английского издания антисоветской книжки Дж. Оруэлла «Звероферма». Какое отношение она имеет к Оруэллу, до сих пор не понял.

Хуан Миро. Наивный сюрреализм, рожденный в душе веселого каталонца, глядящей на мир как на свое продолжение
Голубая звезда

Буквально на днях эта работа 1927 года была продана на аукционе Sotheby’s за 23,6 млн фунтов стерлингов, чем установила новый рекорд по бабкам для работ Миро.

В 1928 году Миро ездил в Голландию и ходил в местные музеи. После чего сделал несколько ремейков работ голландцев XVII века. Тут они расположены так: сначала — первоисточник, потом – Миро.

Хуан Миро. Наивный сюрреализм, рожденный в душе веселого каталонца, глядящей на мир как на свое продолжение
Ян Стен. Кошкины танцы

Хуан Миро. Наивный сюрреализм, рожденный в душе веселого каталонца, глядящей на мир как на свое продолжение
Голландский интерьер

Хуан Миро. Наивный сюрреализм, рожденный в душе веселого каталонца, глядящей на мир как на свое продолжение
Хендрик Сорг. Игрок на лютне

Хуан Миро. Наивный сюрреализм, рожденный в душе веселого каталонца, глядящей на мир как на свое продолжение
Голландский интерьер-1

Хуан Миро. Наивный сюрреализм, рожденный в душе веселого каталонца, глядящей на мир как на свое продолжение
Ян Стен. Утренний туалет

Хуан Миро. Наивный сюрреализм, рожденный в душе веселого каталонца, глядящей на мир как на свое продолжение
Голландский интерьер-2

 

* В 1927 году Миро заявил: «Я хочу убить живопись». Видимо, он не знал, что она уже убита «Черным квадратом» (когда Малевич его выставил, он сказал: «Я убил живопись»).

** Дали, кстати, к сюрреалистам привел именно Миро. Т.е. Дали и так бы, конечно, нашел к ним дорогу, но тем не менее.

 

Автор: Вадим Кругликов

Жоан Миро

Представляем вашему вниманию главу из книги Десмонда Морриса «Сюрреалисты в жизни».

Купить полную книгу

КАТАЛОНЕЦ ● Вступил в группу сюрреалистов в 1924 году, но в последние годы жизни отказался от звания сюрреалиста

РОДИЛСЯ: 20 апреля 1893, Барселона

РОДИТЕЛИ: отец — часовой мастер

ЖИЛ: Барселона, с 1893; Монтроч, Таррагона и Барселона, с 1910; Париж, с 1920; Барселона, с 1932; Париж, с 1936; Варанжевиль, Нормандия, с 1939; Пальма-де-Мальорка, с 1940; Барселона, с 1942; Пальма-де-Мальорка, с 1956

ПАРТНЕРЫ: Пилар Хункоса, 1929 (брак, один ребенок)

УМЕР: 25 декабря 1983, Пальма-де-Мальорка

Миро родился в Барселоне в 1893 году; он был внуком кузнеца и сыном ювелира и часового мастера, а кроме того, по своему собственному признанию, плохим учеником в школе. Он сам себя описывал как тихого неразговорчивого мечтателя наяву и неудачника. Но уже в возрасте восьми лет Миро постоянно рисовал. Семья настаивала на деловой карьере, и он поступил в подмастерья, но был при этом так несчастен, что заболел — заразился тифом. Семья сдалась, и после выздоровления он начал обучение в частной школе искусств, где поощрялись различного рода инновации. В 1912 году, когда ему было девятнадцать лет, он впервые познакомился с современным искусством, посетив выставку кубистов в Барселоне.

В 1915 году Миро был призван на военную службу, но продолжал рисовать. Во время этого раннего этапа он создавал композиции в традиционном стиле с легким привкусом кубизма. В 1908 — 1918 годах Миро создал около шестидесяти пейзажей, натюрмортов и портретов, большая часть из которых сегодня благополучно забыта. В 1920 году он переехал в Париж, где посетил Пикассо в его мастерской и занялся изучением искусства в парижских музеях и галереях. С этого момента у Миро появилась привычка проводить зиму в Париже, а лето — на семейной ферме в Монтроче, к югу от Барселоны. Именно на этой ферме в 1921 году он создал свою первую значительную работу, которую позже продал Эрнесту Хемингуэю. Композиция называлась Ферма — в ней впервые появились признаки того, что Миро вскоре забросит традиционные изобразительные средства и перейдет к новой фазе фантастического искусства.

В Париже Миро познакомился с художниками, разделявшими схожие идеи. Его соседом был Андре Массон, который, сблизившись с ним, познакомил его с парижским авангардом. К 1923 году Миро уже создавал композиции, в которых использовал приемы визуального искажения и эффекты трансформации природных форм; к 1924 году он избавился от всех традиционных влияний. Ключевая работа этого года — Материнство — резюмирует его новое радикальное видение. Он, как пятилетний ребенок, полностью отказался от изображения образов окружающего мира. Вместо этого он вознесся в область форм и цветов, свободных от цепей буквального копирования.

В это время Миро официально заявил, что его целью является ниспровержение традиционного искусства. Он становится поэтом видимого, изобретателем захватывающих образов, переворачивающих представления зрителя о том, каким должно быть искусство. Андре Массон в 1928 году заявил, будучи в восторге от его работ, что «Миро — самый большой сюрреалист среди нас <…>, в своей области ему нет равных». Он понял, что Миро работал, опираясь исключительно на свое подсознание, отказавшись от всех правил перспективы, композиции и моделирования объема, позволив своему детскому воображению буйно цвести на холсте. Его работы второй половины 1920-х годов были максимально радикальны в отказе от установленных ценностей изобразительного искусства. Он создавал совершенно новый визуальный язык.

Миро, со своей стороны — хотя он и участвовал в выставках сюрреалистов, — не заботился о соблюдении норм, заданных новому движению теоретическими постулатами Бретона. К тому же ему претила идея вступления в группу интеллектуалов и подчинения групповым правилам. В нем была глубоко укоренена антипатия к любой коллективной деятельности. У Андре Бретона это вызвало замешательство. По его собственному мнению, искусство Миро представляло собой образец чистейшего сюрреализма, в то время как сам он отказывался стать официальным членом его группы. Бретону не оставалось ничего другого, кроме как, отказавшись от преклонения (которое он выказывал ранее) перед работами Миро, изобрести способ наказания для их автора. Он назвал визуальную необузданность Миро «юношески незрелой», а самого художника «частично остановившимся на инфантильной стадии развития, что плохо защищает его от неровности, перепроизводства и игривости». Это было лучшее, чего стоило ждать от Бретона, и всё равно он выглядел смешно и недостойно, впрочем — как обычно, когда пытался грубить оппонентам. После этих слов Миро — суперсюрреалист, который мог заткнуть за пояс кого угодно из своих коллег, — и не подумал вступать в группу, и Бретон ничего не мог с этим поделать.

ФОТО 1.png

Жоан Миро с птицей-носорогом в Лондонском зоопарке. 1964. Фото Ли Миллер. (AdMarginem x GARAGE)


К 1929 году разногласия внутри группы сюрреалистов достигли апогея. Много роптали из-за авторитарного контроля Бретона над группой, поэтому, будучи не в состоянии игнорировать эти проявления недовольства, Бретон решает разослать циркуляр, прося подтвердить лояльность движению. Миро ответил: «Я убежден, что сильные личности <…> никогда не смогут подчиниться военной дисциплине, которая необходима для коллективных действий». В интервью 1931 года он был еще более точен: «Меня называют сюрреалистом, но то, что я хочу делать прежде всего, — это поддерживать мою абсолютную, радикальную независимость. Я считаю сюрреализм чрезвычайно интересным интеллектуальным феноменом, позитивным явлением, но я не желаю подчиняться его суровой дисциплине».

В том же интервью он напал на традиционную живопись: «Я намереваюсь разрушить, разрушить всё, что есть в живописи. Я полностью презираю живопись <…> Мне не интересны никакие школы и никакие художники. Ни один из них. Мне интересно только анонимное искусство, зарождающееся в бессознательном <…> Когда я стою перед холстом, я никогда не знаю, что я буду делать, — и я удивляюсь тому, что у меня выходит, больше, нежели кто-либо другой».

По сути, это декларация чистого сюрреализма, и такое заявление — хотел этого Миро или нет — ставило его в самый центр сюрреалистического движения. Потом, когда он стал более известен и к нему пришел успех, его работы медленно эволюционировали в сторону создания целого набора личных образов и символов, которыми он населял свои красочные полотна. Человеческие и животные фигуры, иногда с трудом узнаваемые, луны, солнца и звезды — всё резвится в его композициях. Это был метаморфный сюрреализм в своем лучшем воплощении. Бретон — надо отдать ему должное — признал это, несмотря на свое разочарование в том, что он оказался не в силах привлечь Миро в свою группу. Когда в 1940-е годы Миро создал свою блестящую серию Созвездия, Бретон был так тронут, что написал: «Чувство, которое мы черпаем из этих великолепных картин — чистое и безупречное торжество. <…> они совершенно естественны — как затворы шлюза, где любовь и свобода фонтанируют в едином потоке». Миро победил. Он отверг руководство Бретона, но Бретон не сумел отвергнуть живопись Миро.

В 1920 — 1930-е годы Миро жил между Францией и Испанией. В 1920 — 1932 годах он проводил основное время в Париже, лишь изредка и ненадолго уезжая в Испанию. Но в 1932 году он переезжает в родительский дом в Барселоне и уже оттуда совершает поездки в Париж. В 1936 году он опять переезжает во французскую столицу. С началом войны — несмотря на то, что к власти пришел генерал Франко, — Миро решает вернуться в Испанию, но сначала поселяется на пару лет на острове Майорка, после чего наконец окончательно переселяется в Барселону. В 1947 году он совершил девятимесячное путешествие в США, где общался с молодыми американскими художниками, которые вскоре создадут школу абстрактного экспрессионизма в Нью-Йорке.

В 1956 году Миро переехал в дом, где проживет до самой своей смерти в 1983 году. Дом назывался Со Н’Абринес и находился на холме над городом Пальма-де-Мальорка. Всю жизнь он мечтал о большой студии, — и вот его друг, каталонский архитектор Жузеп Луис Серт, спроектировал для него мастерскую его мечты, прямо рядом с домом. Она была огромной, залитой светом, и Миро смог перевезти туда свои старые работы, которые он хранил на складе в Париже и в других местах. Собрав все свои картины и рисунки в одном месте, Миро решил дать оценку их художественной ценности. К сожалению, он решил уничтожить многие из них. Сделав это, вместо того чтобы начать рисовать в своей волшебной новой обстановке, он замолчал. Большое пространство, о котором он так страстно мечтал, казалось, обескураживало его — он перестал рисовать. Это состояние длилось три года — единственный период в его взрослой жизни, когда он не работал.

Когда в 1959 году Миро вновь принялся за работу, он начал с серии картин, где на большом холсте было нарисовано лишь несколько точек и линий, как будто художник стремился освободиться от любой визуальной одержимости и начать всё сначала. В 1960 — 1970-е годы его работы стали более энергичными и грубыми — как правило, в них нет изысканности, характерной для его творчества 1940 — 1950-х годов. Как будто кто-то сказал ему, что он стал слишком точен, слишком организован и что теперь следует уничтожить не традиционную живопись, а свой собственный стиль, в котором он работал прежде. Он даже сжег несколько своих картин, а затем представил обгоревшие подрамники на выставке. Юношеский задор снова дал о себе знать в зрелом возрасте: в результате этой революции были уничтожены работы Миро среднего периода, столь популярные у публики. К счастью, до большинства своих работ Миро не добрался, поскольку они находились в частных и публичных собраниях, разбросанных по всему миру.

После смерти Миро были учреждены два фонда, носящие его имя: один — в Барселоне, другой — в Пальме-де-Мальорке. В Пальме-де-Мальорке можно посетить огромную мастерскую, которая и сегодня выглядит в точности так, как выглядела в день смерти Миро. Славу его можно назвать поистине всемирной. О творчестве Миро написано больше двухсот книг. Из десятка самых дорогих картин сюрреалистов, проданных на аукционах, шесть принадлежат кисти Миро. Одна из его ранних работ в 2012 году была продана за 23,5 миллиона фунтов. Он затмил всех других сюрреалистов — как по популярности, так и по коммерческой стоимости своих работ.

В отличие от многих его коллег, Миро не интересовался ни попойками, ни сексуальными приключениями, ни иными формами ассоциируемой с сюрреалистами богемности. Все его дикие бунтарские выходки выплескивались на полотна — в любое другое время он оставался спокойным и сдержанным. Он был трудоголиком. На вопрос, нравятся ли ему вернисажи, Миро ответил: «Я просто ненавижу вернисажи, впрочем, как и почти все другие вечеринки». Когда американский интервьюер спросил его, что он делает, когда ему не хочется рисовать, Миро воскликнул: «Но я всегда хочу рисовать!» Он объяснял, что каждый день (за исключением воскресенья) он рисует с семи утра до полудня и затем с трех часов дня до восьми вечера. После ужина он слушал музыку, особенно любил американский свинг, и рано ложился. Во время пребывания в США ему весьма докучало то, что рутина будней постоянно прерывалась встречами, собраниями и посещениями выставок, — Миро был максимально востребован. И поскольку он слишком уставал, чтобы заниматься живописью, он развлекался тем, что посещал бейсбольные матчи.

Семейная жизнь Миро была самой обычной. Он женился в 1929 году, его жена Пилар родилась в Пальме-де-Мальорке, так что для нее жизнь на острове была возвращением домой. У них была единственная дочь, которая подарила им троих внуков. Супруги Миро счастливо прожили пятьдесят четыре года в браке, который закончился смертью Жоана, в возрасте девяноста лет, от сердечного приступа в Рождество 1983 года.

Эдуар Месанс устраивал мою первую выставку в Лондоне в 1950 году, и мне было очень приятно, когда он мне написал: «Рядом с Вами будет выставляться не Жан Эльон, в зале, А будут висеть работы Жоана Миро». Делить выставочное помещение с Миро было для меня честью — благодаря этому я смог близко познакомиться с его работами. Его ранние голубые полотна 1920-х годов (одно их них и было продано в 2012-м за 23 миллиона фунтов) продавались тогда по 200 фунтов, что всё равно было мне не по карману.

Позже, в 1958 году, я проводил исследование замечательных художественных способностей шимпанзе Конго. Его картины не были хаотичными пятнами, а визуально контролируемыми абстрактными композициями, и Роланд Пенроуз выставил их в Институте современного искусства в Лондоне. Роланд подарил одну из работ Конго своему старому другу «дону Пабло», и когда Миро услышал, что у Пикассо есть картина шимпанзе, он приехал ко мне в Лондон, чтобы приобрести такую же.

В 1964 году, когда Миро был в Англии в гостях у Роланда Пенроуза и его жены, фотографа Ли Миллер, Роланд позвонил мне и сказал, что, помимо приобретения картины Конго, Миро хотел бы посмотреть на обитателей Лондонского зоопарка с более близкой дистанции, чем обычный посетитель. Особенно его интересовали «ярко окрашенные птицы и ночные существа». Будучи в то время научным сотрудником в зоопарке, я смог организовать такой визит. Согласовав все детали со смотрителями, я ждал прихода Миро. Когда к воротам зоопарка подъехала машина, оттуда вышел человек небольшого роста, одетый в простой элегантный костюм. Он был больше похож на испанского банкира или дипломата, чем на создателя самых радикальных произведений в истории живописи ХХ века. Он был обходителен и корректен. Для меня было привычным делом показывать зоопарк главам государств — и я не ощутил никакой разницы.

ФОТО 2.png

Жоан Миро. Женщины и птица в ночи. 1944. (AdMarginem x GARAGE)


Мы пошли в птичник, где, к радостному, но и опасливому удовольствию Миро, я посадил ему на запястье большую птицу-носорога. Я выбрал ее, потому что яркая окраска вокруг ее глаз как будто была нарисована рукой Миро. Он кивнул мне, показав, что понял мою мысль. Ли Миллер сделала великолепные фотографии, когда он кормил птицу-носорога, и затем мы отправились в вольер к ночным обитателям. Там мне удалось продемонстрировать, как хамелеон показывает свой необыкновенно длинный язык, на конце которого есть клей, чтобы ловить крупных насекомых. Миро был взволнован, как ребенок, во время охоты хамелеона его глаза зажглись. Потом мы пошли к рептилиям; ему показали маленькую змейку, и я практически «услышал», как у него сверкнули глаза. Он наклонился, чтобы получше рассмотреть голову змеи, когда служитель дал ей мертвую мышь, и змея со скоростью света бросилась на нее. Миро отпрянул, когда змея проскользнула рядом с ним, затем улыбнулся в знак восхищения подлинной красотой и свирепостью события, свидетелем которого он стал. Часто цитируют высказывание Миро, что в живописи линия должна быть «точной, как удар ножа» — поведение змеи было в точности таковым.

Но самое лучшее я приберег на десерт. Я помнил, что один из самых ранних сохранившихся рисунков Миро, датированный 1908 годом, изображает гигантскую змею, которая пытается задушить сама себя. С некоторым риском, учитывая небольшой рост Миро, я обмотал огромного питона вокруг Миро, так что он смог почувствовать мощную силу животного на своих плечах. Был момент, когда я подумал, что я совершил ошибку и что Миро, которому в 1964 году было около семидесяти лет, не выдержит веса (заранее хорошо накормленного) питона. Произошла короткая схватка, из которой Миро вышел победителем. Он стоял, триумфально улыбаясь и держа в руках кольца монстра, которого он с такой любовью нарисовал более полувека назад. Ли Миллер поймала момент — ее фотографию Миро, сделанную в этот момент, я до сих пор считаю своей любимой. В конце дня Миро устал, и мы все отправились к нам домой — моя квартира была расположена недалеко от зоопарка. Там я дал Миро посмотреть несколько работ Конго, и он выбрал одну из них. Он был так приятно удивлен, что решил нарисовать набросок в ответ. Я смог найти кусок белого картона, цветную тушь и несколько карандашей. Миро обрадовался, уселся и проверил каждый карандаш, тщательно изучая цвета. Мы провели вместе длинный день, и он захотел пить. Моя жена принесла ему чашку чая, а затем мы стояли и смотрели, как он начал рисовать. На жене были узкие черные брюки тореадора, чуть ниже колен, — к моему удивлению, стилизованная фигура в центре рисунка Миро была одета так же.

Завершив его, он сделал надпись: «Для миссис Рамоны Моррис. С уважением от Миро. 18/IX/64». Замечательная деталь — как он написал букву «М». Его собственную «М» составляли четыре перекрещивающиеся линии, но, прежде чем написать «Моррис», он встал, обошел комнату и тщательно изучил монограмму «DM», которой я подписывал свои картины. Она имела форму спирали. Затем он вернулся к своему наброску и тщательно написал «М» для «Моррис» в виде спирали. Такое внимание к деталям было свойственно Миро в высшей степени. Затем, возможно почувствовав, что я слегка приуныл из-за того, что рисунок посвящен не мне, Миро подошел к книжным полкам и, взяв оттуда большой альбом со своими работами, сделал второй набросок, теперь — для меня. На моем рисунке он написал: «Десмонду Моррису на память об этом прекрасном дне». Два «Миро» за одного «Конго» — это было невероятно щедро.

Десять лет спустя я навестил Миро в Ка-Н’Абринес. Я приобрел в Нью-Йорке полуторатысячелетнюю терракотовую фигурку из Колимы, которая напоминала одну из его скульптур, и сделал ему подарок на восемьдесят второй день рождения. Как всегда, будучи обходительным, он ответил мне длинным письмом с благодарностями. Я всё еще нахожу контраст между приятным, вежливым, обаятельным человеком и его бунтарской живописью очень необычным. Мне кажется, что он потому мог выплеснуть самые дикие фантазии и эпатажные образы на холст, что вся его жажда неистовства расходовалась на искусство, давая ему возможность свободно наслаждаться спокойной, даже консервативной жизнью. Была ли его жизнь действительно консервативной или нет, но у Миро было одно физическое качество, которое я хорошо помню. Когда Миро видел что-то, что завораживало его, его глаза резко оживали и фиксировались на предмете с такой интенсивностью, как будто гепард следил за антилопой. И чем больше времени я проводил в его компании, тем больше мне казалось, что в его зрении было что-то такое, что обусловливало его способность в любой момент воспринять новую зрительную информацию. Один-единственный раз, когда я видел, что его глаза остекленели, — это когда я случайно упомянул в его присутствии Сальвадора Дали. «Большая ошибка», — прошептал Роланд Пенроуз, быстро сменив тему разговора.

Купить полную книгу

Великий испанец. Жоан Миро

Жоан МироЖоан Миро – художник, которого в России всё-таки, по-видимому, мало знают. А между тем  его можно смело причислить к великой четвёрке художников, которых на рубеже 20 века подарила Испания всему миру.

Пабло Пикассо (Pablo Picasso)  25 октября 1881 — 8 апреля 1973,

Хуан Грис (José Victoriano González-Pérez) 23 марта 1887 — 11 мая 1927

Жоан Миро (Joan Miró i Ferrà) 20 апреля 1893, Барселона — 25 декабря 1983

Сальвадор Дали (Salvador Dalí) 11 мая 1904 — 23 января 1989

Почему мы решили поговорить о Миро? Потому что вы можете видеть его рисунки и картины почти каждый день у нас на сайте. Кто ответит где?

Жоан Миро

Каталонский художник, скульптор и график Жоан Миро (Joan Miró i Ferrà) родился в апреле 1893 года в Барселоне и умер в декабре 1983 в Пальма-де-Мальорке, где жил последние десятилетия. Слава пришла к Миро к 32 годам.

Отец Миро был часовщик и серебряных дел мастер. Способности к рисованию заметил его  школьный учитель. Сохранился рисунок восьмилетнего Миро — «Педикюр».

Педикюр. Жоан Миро

Педикюр, 1901, Фонд Миро, Барселона

В четырнадцать Жоана отправили на бухгалтерские курсы, но он заодно посещал школу изящных искусств, где давали вечерние занятия. Родители были не в восторге, но и противиться не стали. Вот сельский пейзаж написанный за год до учебы в школе.

Дома. Жоан Миро

Дома, 1906, Фонд Миро, Барселона

Завершив в 1910 году курсы, Миро начал работать клерком в продуктовом магазине. Спустя два года он заболел брюшным тифом, после чего твердо решил уйти в художники. Попал под влияние модных парижских художников. Первая выставка проходила в 1918 году и…. провалилась. Годами позже, в период почитания, этот этап назовут Каталонским фовизмом.

Часовня де Сант Хуан Орта, 1917. Жоан Миро

Часовня де Сант Хуан Орта, 1917, Фонд Миро, Барселона

В 1920 году Миро уехал в Париж, где прожил несколько лет. Особого успеха в эти годы он не добился. Этот период Поэтического реализма он завершил картиной «Ферма», в которой попытался передать богатство мира Каталонии. Картина долго валялась по галереям, пока ее не приобрел в рассрочку Эрнест Хемингуэй. Других покупателей не нашлось.

Ферма, 1921-1922, Национальная галерея искусства, Вашингтон. Жоан Миро

Ферма, 1921-1922, Национальная галерея искусства, Вашингтон

В Париже Миро познакомился с поэтом Андре Бретоном, успевшим уже огласить Манифест сюрреализма. Жоан Миро проникся идеей символов и бессознательного, поменял стиль письма и стал показывать работы совместно с участниками движения.

Карнавал Арлекина, 1924-1925,  Жоан Миро

Карнавал Арлекина, 1924-1925

По словам художника, «Карнавал арлекина» был навеян безденежьем. Миро говорил, что от голода ему приходили неконтролируемые видения. В 1925 году состоялась первая персональная выставка Миро в Париже. Эффект был оглушительным, у входа стояла очередь, на открытии присутствовали власти, картины уходили нарасхват, критика захлебывалась от восторга. Имя художника обрело славу. Художник погрузился в подсознание.

Без названия, 1925, Фонд Миро, Барселона,  Жоан Миро

Без названия, 1925, Фонд Миро, Барселона

В 1932 году Миро вернулся в Барселону. В сообществе сюрреалистов ему стало тесно, предметный рисунок потерял для него интерес, теперь его влекла музыка цвета.

Без названия, 1934, Фонд Миро, Барселона,  Жоан Миро

Без названия, 1934, Фонд Миро, Барселона

Отсутствие узнаваемых фигур он называл «убийством живописи», желанием уйти от стереотипов и отражением состояния духа. Многим такой подход нравился. Миро успешно выставлялся в Америке, Париже, Лондоне, Берлине и, конечно, на родине в Барселоне. Его беспредметная живопись была на редкость выразительной. Предчувствие войны просто будоражило сознание на хулиганской, казалось бы, картине «Мужчина и женщина перед кучей дерьма».

Мужчина и женщина перед кучей дерьма, 1935, Фонд Миро, Барселона Жоан Миро

Мужчина и женщина перед кучей дерьма, 1935, Фонд Миро, Барселона

Гражданская война в Испании застала Миро в Париже. Он готовился к очередной авангардной выставке, в Каталонию не вернулся и остался с женой и дочерью во Франции. Нейтральный в политическом отношении Миро взял сторону республиканцев, но не воевал. Когда во Францию пришли немцы, уехал в Испанию и поселился в имении родственников на Майорке, самом крупном из Балеарских островов, откуда родом была его жена. В этот период Миро написал цикл работ «Созвездия».

Утренняя звезда, 1940, Фонд Миро, Барселона

Утренняя звезда, 1940, Фонд Миро, Барселона

Женщины, звезды и птицы теперь наполняли большинство его работ.

Женщина и птицы на рассвете, 1946, Фонд Миро, Барселона

Женщина и птицы на рассвете, 1946, Фонд Миро, Барселона

В 1959 году Миро получил Международную премию Гуггенхайма из рук президента Эйзенхауэра. Эту награду ему принесли гигантские трёхметровые композиции из керамики шириной в 15 и 7,5 метров, выполненные для штаб-квартиры ЮНЕСКО в Париже.

Затем последовали заказ на украшение столовой Гарвардского университета (1960-61 гг.), оформление Высшей школы экономических наук в швейцарском Сан-Галлене (1964), дизайн ограды Фонда Маг в Сен-Поль-де-Вансе и панно для Барселонского аэропорта (1970). На протяжении 50-70 гг. в фокусе внимания художника находились скульптура и керамика.

Миро называли едва ли не самым жизнерадостным художником мира. Но с годами интонация менялась. Слишком много черного стало появляться на его полотнах.

В мае 1968 года во Франции прошли массовые студенческие выступления, закончившиеся всеобщей забастовкой и сменой правительства. Миро, придерживавшийся левых взглядов и горячо поддержавший «красный май», был глубоко потрясён случившимся и написал картину «Май 1968». Начатая в 1968, она была закончена только в 1973 году.

Май 1968-1973, Фонд Миро, Барселона

Май 1968-1973, Фонд Миро, Барселона

Надежда штурмана IV, 1973, Фонд Миро, Барселона

Надежда штурмана IV, 1973, Фонд Миро, Барселона

 

В 1974 году Миро создал гобелен специально для вестибюля Южной башни Всемирного торгового центра. Работа была утрачена после террористической атаки 11 сентября 2001 года.

Пара влюбленных, играющих цветком миндаля, 1975

Пара влюбленных, играющих цветком миндаля, 1975

Скульптура «Пара влюбленных, играющих цветком миндаля» была создана в 1975 году для делового парижского района Дефанс, собравшего на площадках более полусотни современных работ.

Голубая звездаГолубая звезда

Эта картины Миро 1927 года была продана на аукционе Sotheby’s за 23,6 млн фунтов стерлингов, чем установила новый рекорд для работ Миро.

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о